Прибалтика не нужна России, однако Россия нужна Прибалтике. Залогом поддержки существования Прибалтики со стороны Запада будет военная, информационная, пропагандистская деятельность Литвы, Латвии и Эстонии против РФ. Конфликтный потенциал трех Прибалтийских стран в отношениях России и Запада будет возрастать, поэтому Москве придется уделять этому региону всё больше внимания.

Четверть века после распада СССР главной тенденцией в отношениях России с Прибалтикой была дезинтеграция. Распад общего пространства, сформировавшегося в советское время.

Литва, Латвия и Эстония всё это время форсировали процесс дезинтеграции, стремясь как можно скорее избавиться от связей, соединявших их с «проклятым» советским прошлым, и как можно больше интегрироваться в Западный мир. С подачи прибалтийских правительств был введен визовый режим с Россией, табуировано (в Литве — запрещено законодательно) участие в любых интеграционных проектах на востоке и осуществлено ускоренное вступление стран Прибалтики в НАТО и Евросоюз вопреки их несоответствию критериям членства и ущербу национальным интересам этих стран.

Стратегия прибалтийских властей состояла в том, чтобы разрушить старые интеграционные связи с восточными соседями, не дать завязаться новым и реализовать собственные большие инфраструктурные проекты с софинансированием Евросоюза.

В логике максимального отмежевания от России была ликвидирована крупная промышленность Литвы, Латвии и Эстонии, закрыта Игналинская атомная станция; Литва отказалась от строительства совместно с Россией Балтийской АЭС, все страны Балтии — от участия в проекте «Северный поток». Для отделения от России в Прибалтике в разное время были затеяны проекты СПГ‑терминалов, Висагинской АЭС, железной дороги Rail Baltica, электрокабелей с Польшей и Швецией и выхода из общего с Россией и Беларусью энергокольца БРЭЛЛ.

Москва после многих лет ожидания смены антироссийского курса прибалтийских соседей переняла их политику и тоже взяла курс на разрыв старых связей с Литвой, Латвией и Эстонией. В первую очередь — в экономической сфере.

Для преодоления зависимости от прибалтийских транзитеров были начаты строительство новых и реконструкция старых морских портов на российском Северо-Западе. По мере их ввода в эксплуатацию началось перенаправление российского транзита из Прибалтики в отечественные порты. В 2016 году российское руководство публично поставило задачу крупнейшим отечественным перевозчикам: с 2020 года переориентировать все грузы, идущие через Прибалтику, на морские порты России.

Прибалтика и Россия хотят максимально дистанцироваться друг от друга. При таком совпадении цели и задач вероятность конфликта из-за Прибалтики, казалось бы, должна стремиться к нулю. Стороны должны стараться игнорировать друг друга и сводить контакты к минимуму, предпочитая взаимодействию параллельное существование.

На самом деле Прибалтики в жизни России будет становиться всё больше и конфликт с Западом из-за нее будет всё более вероятным, потому что Литва, Латвия и Эстония превращаются в антироссийский плацдарм и по мере своего демографического увядания будут всё активнее пытаться почерпнуть живительной силы за счет борьбы против РФ.

Вопреки декларациям стран Прибалтики о том, что они хотят быть как можно дальше от России, сами эти страны добились того, что их существование на международной арене — производная от существования России. Десятилетия антироссийской политики Литвы, Латвии и Эстонии приучили их западных союзников к тому, что вне России и вне отношений России и Запада этих стран не существует.

Сами по себе страны Балтии никому не интересны: без геополитического контекста их бы не приняли в ускоренном темпе в НАТО и Евросоюз, не давали бы кредитов на проведение реформ, не выделяли бы дотаций из бюджета ЕС. Равно как Советский Союз в предыдущий период не делал бы из Прибалтики «витрину социализма».

Литве, Латвии и Эстонии привычно использовать свое геополитическое положение.

Но после 26 лет специализации на антироссийской политике страны Балтии могут капитализировать свое геополитическое положение только одним способом — позиционируя себя как плацдарм против России.

Прибалтика окончательно сформировалась как «санитарный кордон» и законсервировала себя в качестве «буферной зоны», разделяющей Россию и Западную Европу.

Страны Балтии не самодостаточны и без помощи Запада существовать не смогут.

Этой помощи будет требоваться всё больше по мере того, как будут проявляться последствия беспрецедентной демографической катастрофы Прибалтики.

Литве, Латвии и Эстонии нужно будет преодолевать кризис пенсионного обеспечения, вызванный эмиграцией большинства налогоплательщиков, находить работников на вакансии в критически важных для поддержания социальной и коммунальной инфраструктуры сферах, причем платить такие зарплаты, чтобы у сотрудников не было желания уехать работать за рубеж.

Справиться с влиянием демографического кризиса без помощи западных союзников невозможно. Прибалтийским политикам нужно будет привлекать к себе внимание американских и европейских коллег, стимулировать их выделять финансовую помощь. Единственный способ, которым они умеют это делать, — напоминать союзникам о «русской угрозе» и требовать защитить их от «российской агрессии».

Поэтому чем больше будет ухудшаться социальная ситуация в Литве, Латвии и Эстонии, тем более антироссийской будет политика властей этих стран и тем выше будет вероятность провокаций против России.

Москве нужно готовиться к активизации Прибалтики в традиционных для нее направлениях антироссийской активности. В первую очередь — в сфере истории. Несмотря на смену поколений и снижение внутриполитической потребности в политизации истории из-за ухода избирателей, заставших Вторую мировую войну, история остается важным политическим инструментом Вильнюса, Риги и Таллина.

Усиление международной роли России делает всё более актуальным пересмотр итогов Второй мировой войны и лишение Советского Союза статуса главного победителя абсолютного зла — гитлеризма. Поэтому восточноевропейская концепция Второй мировой как столкновения нацистского и коммунистического тоталитарных режимов будет всё более востребована на Западе. Прибалтика обязательно предложит свои услуги по продвижению этой концепции.

России стоит ждать новых кампаний с призывами ко «второму Нюрнбергу» над СССР, приравниванию коммунизма к нацизму и выплате компенсаций за «советскую оккупацию».

Прибалтике принадлежит исключительная роль в информационной войне против России. После десятилетий борьбы с русским языком власти Литвы, Латвии и Эстонии нашли сферу, в которой пригодится его знание. Это кибервойна в сети Интернет. Для ведения кибервойн с Россией уже создан Центр стратегических коммуникаций НАТО в Риге.

С годами количество подобных центров в Прибалтике будет увеличиваться, интенсивность их информационных кампаний против России — нарастать.

Но главную угрозу безопасности представляет продолжающаяся милитаризация Прибалтики. Процесс превращения Литвы, Латвии и Эстонии в военный полигон на границе с Россией не прекращается с момента выхода этих стран из состава СССР. За это время страны Балтии прошли через вступление в НАТО вопреки обещаниям оставить Прибалтику демилитаризованным регионом между Россией и Североатлантическим альянсом, завоз тяжелых вооружений и появление интернациональных батальонов. Теперь прибалтийские лидеры просят США о размещении в своих странах еще и системы ПРО.

При сохранении этой тенденции дело дойдет до размещения в Прибалтике ядерного оружия, что вызовет в отношениях России и Запада новый Карибский кризис в регионе Балтийского моря.

Поэтому, как бы ни хотела Россия забыть о существовании Прибалтики и вычеркнуть ее из своей внешнеполитической повестки, ей придется заниматься этим регионом. Антироссийская концепция постсоветской Прибалтики в любом случае вынуждает Москву наблюдать за этими тремя странами независимо от желания или нежелания иметь с ними дело. Дальнейшее развитие этой концепции сделает активизацию прибалтийской темы в международной политике России вопросом национальной безопасности.

Александр Носович, Rubaltic.Ru