В преддверии возобновления переговоров в формате «5+2» президент ПМР рассказал, почему интеграция с Молдавией невозможна

Приднестровье не собирается вести с Молдавией переговоры о реинтеграции, а намерено полностью сконцентрироваться на международном признании. Об этом «Известиям» рассказал президент ПМР Вадим Красносельский. По его словам, обсуждение политической сферы урегулирования невозможно из-за непоследовательных действий Кишинева. Один из недавних примеров — попытка правящих сил в Молдавии навязать стране румынский язык в качестве государственного, инициатива прозвучала незадолго до возобновления переговоров в формате «5+2».

Официально в ПМР действуют три языка — молдавский, русский и украинский. При этом молдавский сохранил кириллическую письменность, в то время как на другом берегу Днестра язык давно перевели на латиницу. Для приднестровцев языковой вопрос чувствительный, поэтому любые разговоры в Кишиневе о желании признать государственным румынский вызывают неприятие. Как пояснил «Известиям» лидер ПМР Вадим Красносельский, подобные намерения молдавского правительства лишний раз подтверждают: дороги Тирасполя и Кишинева всё больше расходятся, а обсуждать политическую составляющую урегулирования и думать о реинтеграции — означает пребывать в отрыве от реальности.

Кроме того, когда такие заявления звучат на фоне предстоящих 27–28 ноября переговоров «5+2» в Вене (Молдавия и ПМР — стороны, Украина, Россия, ОБСЕ – посредники, ЕС и США – наблюдатели) Тирасполь в очередной раз убеждается, что Кишинев не готов к серьезным политическим разговорам. В данном случае необходимо решать социально-экономические проблемы и двигаться по пути международного признания.

— У нас государство называется Приднестровская Молдавская Республика. Это та территория, где сохранены молдавский этнос, культура и письменность. По большому счету я являюсь президентом молдаван. Ведь всё идет от языка, поэтому если бы не Приднестровье — не было бы уже молдаван на карте мира. А то, что Молдова нажимает на этот острый вопрос, это неправильно, неперспективно и ошибочно. Но это их выбор. Но, конечно, подобные вещи отдаляют от решения приднестровского вопроса. У них получается — румынский язык, а у нас — молдавский. Они сами показывают то, что мы с ними разные, — сказал «Известиям» Вадим Красносельский.

Президент ПМР добавил: если в Молдавии пройдет референдум о признании румынского языка государственным или даже о присоединении к Румынии, Приднестровье будет уважать решение народа. Но это же лишний раз подтвердит, что «Кишиневу и Тирасполю не по пути».

Между тем глава МИД ПМР Виталий Игнатьев в беседе с «Известиями» подчеркнул, что Приднестровье активизировало работу по международному признанию. По его словам, де-факто республика уже признана многими игроками, дело осталось за признанием де-юре. Дипломат считает неправильным ставить сроки и говорить о «каких-то пятилетках» признания. Он уверен, что Тирасполь на верном пути, и ситуация вскоре начнет меняться в лучшую сторону. Ранее Вадим Красносельский и председатель Верховного совета ПМР направили в ООН письмо с просьбой предоставить республике статус наблюдателя. По словам Виталия Игнатьева, ООН подтвердила получение письма и ведутся переговоры.

По мнению депутата от партии социалистов в парламенте Молдавии Владимира Цуркана, языковые инициативы властей препятствуют урегулированию и создают дополнительные трудности для переговоров.

— Подобные идеи вредны для перспектив урегулирования. Это не способствует решению проблемы и создает дополнительное напряжение, в том числе в отношениях между переговорщиками. Ведь попытки признать румынский язык государственным вместо молдавского — это своего рода дежавю того времени, когда возникла проблема Приднестровья, — сказал «Известиям» молдавский депутат.

Он добавил, что политизация этого вопроса возникает, «когда нужно отвлечь внимание населения от реальных проблем».

Уже сегодня в Вене должны возобновиться «постоянные» переговоры в формате «5+2». По их итогам будет понятно, в каком направлении стороны смогут двигаться дальше. Пока же Тирасполь продолжает искать возможности получить международное признание.

Алексей Забродин, газета «Известия»