По словам председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, Европейский союз не намерен пересматривать формат сотрудничества с Киевом. Он заявил об этом на проходящем в Брюсселе саммите «Восточного партнерства».

О том, что Украине на ближайшие 20-25 лет вход в Евросоюз и НАТО заказан, мы слышали еще в марте прошлого года от того же Юнкера. Сегодня он не постеснялся сказать об этом снова, тактично на сей раз опустив болезненное напоминание о неподъемных сроках и евроатлантическом союзе. Но Юнкер не единственный, кто столь пессимистично оценивает перспективы Украины на членство в ЕС. На те же 20 лет подготовительного периода указал бывший генеральный секретарь Совета Европы, выступая совсем недавно на форуме молодых дипломатов, проходившем во время Фестиваля молодежи и студентов в Сочи.

20-25 лет переводится на человеческий язык как никогда, поскольку судьба самого ЕС сегодня кажется весьма туманной. Год за годом евроскептики набирают все больший вес в европейских странах; партии, выступающие за восстановление национальных суверенитетов, уверенно увеличивают свое представительство в законодательных органах, а политики, выступающие против всесилия Брюсселя, неожиданно получают шанс на управление государством, как это произошло месяц назад в Чешской республике. Да и перспективы самой Украины как государства потихоньку теряют зримые очертания, расплываясь на горизонте гигантской чернильной кляксой. Никто не может гарантировать, что страна сохранит свое единство, политический строй и общественную структуру не то что через два десятка лет, а хотя бы в ближайшие годы.

 

Но проблемы даже не в прочности и устойчивости Европейского союза и государства Украина. Два главных и непреодолимых препятствия — это война в Донбассе, нищета Украины, несоответствие разнообразным техническим стандартам, продолжающаяся хаотизация, по сути, развал государственных институтов, который уже зашел довольно далеко, а конца и края этому процессу не видно. Разберем все эти пункты по порядку.

С неурегулированными территориальными проблемами ни в Евросоюз, ни в НАТО нельзя, поскольку оба этих объединения должны обеспечивать — в одном случае политическую и экономическую, в другом — военную — защиту своих членов. Поскольку планов воевать в Донбассе у них нет, то сначала Киев должен раз и навсегда закрыть проблему сепаратистских территорий, а потом только стучаться в дверь Европейского Союза.

Есть параметры, которые обязательны для стран-членов ЕС по уровню жизни, технических нормам, регулирующим процесс производства и регламентирующим качество производимой продукции. Собственно, процесс ассоциации с ЕС и должен подтянуть все показатели до уровня европейских, однако для всего этого требуются гигантские финансовые средства. Чтобы подтянуть даже то немногое, что еще продолжает как-то шевелиться, необходимо вкладывать деньги в обновление и развитие средств производства, но никто этого сейчас, когда промышленность разваливается, делать не будет — ни собственники, ни ЕС. Этот момент, кстати, и стал тем узким местом, сквозь которое не сумел протиснуться Виктор Янукович, притормозивший процесс подписания соглашения об ассоциации. С ним отказались вести разговор о выделении средств на модернизацию производства, а сегодня эта проблема вообще не снята с повестки, поскольку модернизировать уже почти нечего, да и незачем. Деградация украинской промышленности идет опережающими темпами.

Что касается государственных институтов, то их неготовность существовать по европейским правилам, скорее возрастает, несмотря на реформы, которые вроде бы проводятся под контролем ЕС и по согласованной с ним модели. Коррупция и нетранспарентность бизнеса, которой покровительствуют власти, пошли в рост, чему способствует сознательно поддерживаемая неразберихи, камуфлируемая военными нуждами страны. То же самое касается и преступности, уровень которой, по разным данным, возрос то ли в три, то ли в пять раз.

Собственно, нынешнее руководство страны прекрасно понимает, что Украину в ЕС не просто не ждут, ее там видят, в лучшем случае, как европейскую Уганду, которую от греха подальше, если бы это было возможно, неплохо было бы выпроводить в Африку. Порошенко мечтал бы, чтобы на саммите «Восточного партнерства», проходящего в Брюсселе, в итоговой декларации просто было подтверждено, что Украина идет по пути евроинтеграции. Без всяких сроков и обещаний. Но в проекте документа содержится ссылка о внесении ограничений в Соглашение об ассоциации с Украиной, из которой следует, что данный договор никак не гарантирует стране членства в ЕС. То есть по большому счету с каждым годом европейская элита все больше ужесточает формулировки, однозначно выражая свое нежелание хотя бы дать Украине призрачные шансы на вступление.

Это обстоятельство, конечно, сильно подрывает позиции украинских властей, которые выстроили свою внутреннюю политику на поддержании веры населения в европейские перспективы страны. Отмена визового режима с ЕС была преподнесена как великая победа евроинтеграторов и очередной шаг на пути к вожделенной цели.

Юнкер, раз за разом вывешивающий знак «стоп» на дороге, объявленной украинским лидером столбовой — это как Божий бич для Петра Порошенко, ибо все его европейские декорации трещат по швам, угрожая окончательно завалиться.

Наверное, единственным выходом для него стала бы некоторая коррекция концепции, предполагающая, что лучшие времена достанутся детям. Они уже точно станут европейцами и смогут щеголять в кружевных трусиках хоть круглосуточно. Нынешнему же поколение придется еще немного потерпеть. Это наука нехитрая, ее досконально изучили отцы, деды и прадеды.

Андрей Бабицкий, Ukraina.ru