За первые шесть месяцев операции «Барбаросса», как называлось жестокое фашистское нападение на Советский Союз, немецкие танки преодолели сотни километров и вышли на окраины Москвы, после чего зимняя стужа и подкрепления из Сибири остановили их дальнейшее продвижение. В тот период, когда Красная армия оказалась на грани полного краха, тяжелый 48-тонный танк, от которого немецкие снаряды отскакивали как теннисные шарики, дал ей столь необходимый запас времени.

Красная армия одной из первых начала применять на поле боя механизированные части и подразделения, и на момент нападения Германии в ее составе были тысячи легких танков Т-26 и БТ. В Советском Союзе также были созданы огромные и тяжелые многобашенные танки Т-28 и Т-35, предназначенные для прорыва обороны противника. Однако оказалось, что конструкция этих «сухопутных броненосцев» весьма ненадежна. Они с трудом преодолевали пересеченную местность, а их громоздкие корпуса были плохо защищены.

Поэтому в конце 1930-х годов конструктор Жозеф Котин спешно приступил к производству более простого, но лучше защищенного танка «Климент Ворошилов» (КВ), который был назван в честь советского министра обороны. Первая модель КВ-1 могла похвастаться чрезвычайно толстой броней толщиной от 70 до 90 мм, благодаря чему этот танк был неуязвим для стандартных 37-миллиметровых противотанковых орудий. В отличие от него, немецкие танки в начале войны имели броню толщиной от 10 до 35 мм и весили в два раза меньше.

В качестве вооружения в этом танке использовалось короткоствольное 76-миллиметровое орудие Л-11, которое размещалось в башне, а также пулеметы калибра 7,62 мм, установленные в корпусе и башне. У него был даже третий пулемет в тыльной части башни, предназначенный для отражения нападения пехоты из засады.

КВ-1 продемонстрировал многообещающий результат во время финской войны 1939-1940-х годов. Тогда в ходе боевых действий Советы потеряли только одно такую машину. Ее начали быстро дорабатывать, и в 1940 году у КВ-1 уже была более скорострельная 76-мм пушка Ф-32, легко пробивавшая броню немецких танков, а также более мощная броневая защита. Танки КВ действовали в составе батальонов численностью от 16 до 22 машин. Эти батальоны входили в состав смешанных бригад, где также находились средние танки Т-34. Т-34 был дешевле и быстрее, у него было похожее вооружение и довольно прочная броня, но не настолько, как у КВ-1.

Советы также построили более 300 танков КВ-2. У них была огромная и объемная башня с массивной 152-миллиметровой гаубицей, пробивавшей бетонные бункеры. Хотя эти снаряды уничтожали все, что встречалась им на пути, 57-тонный КВ-2 был настолько неустойчив, что не мог вести стрельбу в движении и на неровной местности. В 1941 году почти все танки КВ-2 были уничтожены, и возобновить их производство удалось не сразу.

Преграда под Расейняем

Советский Союз на момент нападения фашистской Германии располагал всего 337 танками КВ-1 и 132 танками КВ-2 в Западном военном округе. Немецкая разведка почему-то не сумела правильно оценить угрозу, которую представляли эти машины, хотя вермахт должен был знать о проблемах своих тяжелых танков, исходя из опыта сражений во Франции, где немецким машинам противостояли хорошо бронированные танки «Матильда-2» и В1, чью броню немцы не могли пробить своими танковыми орудиями. К сожалению, войска союзников к тому времени еще не научились вести комбинированный бой с применением тяжелых танков, а недостатки в тыловом обеспечении помешали им воспользоваться первоначальными успехами на поле боя.

Немцы отвечали огнем из тяжелых зенитных орудий и гаубиц, которые вели стрельбу прямой наводкой, пробивая тяжелую броню вражеских танков. Такой тактический прием нельзя назвать идеальным для наступающей армии, поскольку артиллерию приходилось вывозить на позиции легко бронированными машинами, а орудиям требовалось время для подготовки к стрельбе. Развертывать артиллерию прямо перед наступающими танками противника, которые вели разящий огонь, было весьма рискованно.

Недостатки такой тактики стали очевидны в бою под Расейняем в первые дни операции «Барбаросса». 23 июня немецкие танкисты на танках 35(t) чешского производства пришли в изумление, когда советские КВ из состава 2-й танковой дивизии прошли прямо сквозь боевые порядки их полка, как будто не замечая отлетавшие от их брони 37-миллиметровые снаряды, а потом устроили бойню сосредоточившейся позади танков пехоте. Танкам 35(t) пришлось разворачиваться и преследовать тяжелые российские машины. Через какое-то время им удалось обездвижить некоторые танки прямыми попаданиями в гусеницы. Остальные танки повернули назад.

Однако один советский КВ зашел слишком далеко за линию обороны немецких войск, и у него кончилось топливо как раз в тот момент, когда он 24 июня оказался непосредственно перед путями снабжения 6-й танковой дивизии. Когда автоколонна с топливом и боеприпасами попыталась пройти мимо этого танка, который казался подбитым и брошенным, советские танкисты открыли огонь и подбили 12 грузовиков. Батарея 50-миллиметровых противотанковых орудий начала обстреливать КВ высокоскоростными снарядами. Однако русский медведь уничтожил их огнем из своего орудия. Затем немцы попытались поставить в 700 метрах от русского танка более мощную 88-миллиметровую зенитную пушку, чтобы уничтожить его, Но и она была подбита еще до того, как смогла пристреляться по цели. Ночью немецкие саперы попытались скрытно подобраться к танку и уничтожить его ранцевые подрывными зарядами. Но когда саперы приблизились к танку и сделали последний рывок, загрохотали его пулеметы, и немецкая атака была сорвана. Генерал Эрхард Раус был смущен и встревожен тем, что один-единственный русский танк сумел на 24 часа сдержать наступление целой танковой дивизии. Поэтому на следующие утро он начал наступление с участием танков, пехоты и артиллерии. Экипаж был оглушен неоднократными попаданиями, в том числе, несколькими из зенитных орудий, которые пробили броню. Наконец немецкие пехотинцы взобрались на корпус танка. Однако в этот момент башня начала поворачиваться! Немцы поспешно забросали экипаж гранатами через отверстия, проделанные снарядами в броне, и героическое сопротивление советских танкистов было сломлено.

Шок под Каменево

Несмотря на устрашающую броню и грозную огневую мощь танков Т-34 и КВ, вермахт одерживал победу за победой. Окружив и уничтожив в сентябре месяце более чем 600-тысячную советскую группировку под Киевом, немцы начали продвижение в сторону Москвы. Острие нацеленного на советскую столицу бронированного копья возглавлял командир боевой группы 4-й танковой дивизии Эбербах. В состав этой общевойсковой группы входил мотоциклетно-пехотный батальон, пять танковых рот (танки Pz III и Pz IV), а также девять 88-миллиметровых орудий на мехтяге. Утром 6 октября 1941 года эта группа прорвала оборону пехоты и легких танков Т-26, которые защищали деревню Каменево под Мценском, что в 270 километрах от Москвы. Но когда танки двинулись по дороге в сторону Тулы, они подверглись удару со стороны группы танков Т-34 и КВ, который был нанесен по левому флангу на открытой местности. Ночью полковник Михаил Катуков спрятал свою 4-ю танковую бригаду в засаде, и теперь советские машины сосредоточились и нанесли удар по немецким походным порядкам. Спешно выдвинутые на высоты тяжелые орудия начали подбивать советские танки, но их было слишком мало, чтобы сдержать наступление. Бронированная орда захватила высоты, раздавила несколько орудий своими гусеницами и начала жестоко расправляться с танками Pz, у которых были более слабые пушки. Единственным плюсом для немцев было то, что на малом расстоянии они имели больше шансов пробить толстую российскую броню выстрелами в боковую часть танков.

Посреди всего этого хаоса, учиненного русскими танками, Эбербах сумел организованно отступить, потеряв чуть больше десятка машин и подбив восемь русских тяжелых танков (по немецким подсчетам). На следующий день пошел первый зимний снег. Спустя три недели вермахт сумел взять под свой контроль район Мценска, однако Катуков своим контрнаступлением замедлил темпы продвижения немецких войск, которые подошли к Москве лишь тогда, когда ударили суровые русские морозы, окончательно остановившие их наступление.

Эта победа дорого обошлась русским. Красная армия к декабрю 1941 года потеряла 900 танков КВ-1 и 2 300 танков Т-34.

Ненадежный стальной зверь

До конца 1943 года Советы построили более четырех тысяч танков КВ-1, постепенно создавая все новые модели, на которые, несмотря на их вес, надевали все новую и тяжелую броню. Кульминацией этой тенденции стала модель 1942 года КВ-1К, у которого была 76-миллиметровая новая пушка ЗиС-5, а максимальная толщина брони составляла 130 мм. Но скорость этого танка по дороге не превышала 27 км в час. Эти машины сыграли важную роль в советских наступлениях 1942 года. Также было создана серия из 70 танков КВ-8, которые вместо орудия оснащались огнеметами.

Тем не менее, хотя машины КВ были практически неуязвимы для немецких танков начального периода войны, обзор из них был ужасный, а трансмиссия очень часто ломалась. Многочисленные поломки и низкая скорость вели к тому, что танки КВ-1 отставали от Т-34, вместе с которыми они должны были действовать в бою.

Признав, наконец, эти вопиющие недостатки, советские заводы начали производить более легкий танк КВ-1С с уменьшенной до 75 мм толщиной брони. Кроме того, там была доработана трансмиссия, и в танке появились смотровые щели. Эта более надежная машина могла развивать скорость до 45 километров в час.

Но к тому времени у немцев появились новые танки с усовершенствованной броневой защитой и длинноствольными пушками калибра 75 и 88 мм, снаряды которых пробивали прежде неуязвимую броню КВ. Хотя танки КВ по-прежнему являлись достаточно прочными, они были очень дороги в производстве и обладали недостаточной огневой мощью.

По этой причине КВ-1 был обречен и отошел на второй план, в отличие от надежного Т-34. В сражении на Курской дуге летом 1943 года (это была битва танковых титанов) участвовало лишь несколько батальонов КВ. Новые немецкие «Тигры» и «Пантеры» полностью их превзошли.

Для противодействия этой угрозе советские заводы выпустили 148 танков КВ-85с с 85-миллиметровым орудием, которые стали временной мерой. Но в это время конструкторы уже начали работу по установке 85-миллиметровой новой пушки на танк Т-34. А на смену КВ пришли танки «Иосиф Сталин» (ИС), которые имели более совершенную броню и вооружение. Тем не менее, небольшое количество танков КВ-1 оставалось в боевых порядках до конца войны. Среди прочего, они участвовали в снятии блокады Ленинграда, в освобождении Крыма и в наступлении в Маньчжурии в августе 1945 года против японцев.

Несмотря на превосходную броню, танку КВ недоставало подвижности, надежности, и он не смог добиться таких успехов, которые продемонстрировал знаменитый Т-34. Кроме того, они были очень дороги в производстве. Однако данные обстоятельства не меняют тот факт, что эти грозные танки и их экипажи сыграли важнейшую роль в чрезвычайно трудные первые месяцы войны.

Себастьен Роблин, ИноСМИ