В Брюсселе открылся 5-й саммит «Восточного партнерства», на котором встречаются главы стран Евросоюза и представители Украины, Молдавии, Грузии, Армении, Азербайджана и Белоруссии. До начала едва не разразился скандал: Порошенко поставил условие своего участия, попросив прописать гарантии вступления Украины в ЕС. Президент Литвы Даля Грибауйскайте посоветовала коллеге проявить большую настойчивость в реформах.

Саммит, по мнению наблюдателей, не только не обещает значимых решений, но и вообще признается самым «кризисным». Причина проста и банальна: у государств ЕС просто нет ни денег, ни желания тратить их на «партнеров». Тут как бы даже польско-балтийские программы финансирования нужно сворачивать, не до голодных и непредсказуемых «восточных друзей». Поэтому, пожалуй, единственным практически значимым итогом нынешнего мероприятия станет подтверждение отсутствия у «новых партнеров» даже сугубо теоретических шансов вступить в Евросоюз в обозримом будущем.

Что тоже, конечно, не представляет какой-то сенсации. Руководители ЕС всегда прямо говорили и продолжают говорить сегодня, что Восточное партнерство не предусматривает перспективы членства в ЕС.

Почему — вполне понятно на примере «современной истории Украины». Поясняю.

Ситуация там стремительно развивается по настолько плохому сценарию, что не исключается, что из предмета торга территория когда-то самой цветущей и благоустроенной из советских республик вот-вот превратится в общую головную боль.

Чтобы там ни говорили киевские власти, учреждающие на очередную годовщину переворота «День достоинства и свободы», как раз сейчас Украину настиг самый тяжелейший за весь период независимости экономический кризис. Отягченный еще и тем, что новые власти продолжают силовую операцию против жителей Донбасса, а сама страна живет в состоянии непрерывной политической турбулентности. Чтобы не быть голословным, просто приведу цифры. Для особой убедительности не российские, а официальные украинские и МВФ.

По мнению МВФ, ключевой проблемой для абсолютного большинства граждан Украины  стал галопирующий рост цен по всем товарным группам. По статистике все того же Международного валютного фонда, инфляция на Украине за четыре года составила суммарно совершенно чудовищную для любой европейской экономики цифру. 87%. И это к тому же еще и притом, что большинство непищевых потребительских товаров Украина импортирует, то есть цена на них включает не только инфляционную составляющую, но еще и весьма изрядные курсовые колебания. Просто напомним, что осенью 2013 года курс доллара был чуть более 8 гривен, курс евро — около 11 гривен. На сегодняшней же день за доллар на рынке просят 26-27 гривен. За евро дают чуть более 31 гривны. Эквивалент средней зарплаты в 2013 году составлял $443, а нынешняя средняя зарплата не дотягивает и до $280.

Совсем весело для живущих там, на этой «территории 404», обывателей. Особенно если учесть, что, допустим, в Киеве плата за среднюю двухкомнатную квартиру за годы «достоинства и свободы» увеличилась почти в 5,5 раз — с 490 до 2 666 гривен. При этом овощи на продуктовом рынке выросли в цене в среднем вдвое. Буханка хлеба — в 2,5 раза (с почти пяти до 12, 4 гривен). Говядина в среднем в 2 (110 гривен за килограмм), молоко — в 2,5, а сало аж в целых 4 раза. За «достоинство и свободу» человек должен платить.

Объем государственного и гарантированного государством долга за четыре «революционных» года Украина увеличила более чем в 3,5 — до 2,04 трлн. гривен (по нынешнему курсу более $77 млрд). При этом по официальным данным правительства, Украина только в ближайшие четыре года с 2018 по 2022 должна выплатить по долговым обязательствам $64,196 млрд, в том числе $35,49 млрд по внутреннему и $28,706 млрд по внешнему долгу. Которых не просто банально нет, но и просто неоткуда и взять. Ни одной вменяемой «точкой роста» нынешняя киевская власть до сих пор так и не озаботилась.

У нас просто нет статистики по совершенно жуткой деиндустриализации востока и юго-востока Украины, в первую очередь из-за разрыва не только экономических связей, но и банальных технологических цепочек с российскими коллегами. И поэтому почти совсем ничего нельзя сказать по безработице, в том числе т.н. «скрытой». Лукавы и цифры по росту преступности, в том числе уличной: адекватной статистики в открытом доступе нет.

Словом, итоги «революции гiдности» на текущий момент времени настолько беспросветны, что территория в буквальном смысле этого слова балансирует на грани обрушения в катастрофу. И даже для американских властей Украина из достаточно удобного инструмента давления на геополитических противников постепенно превращается в черт знает что и сбоку бантик, в быту совершенно бесполезное. При этом – не только дорогое, но и опасное. Я уже писал, что большая часть суверенных долгов Украины принадлежит сейчас различным частным фондам. И тут уж и не знаешь, в чьих руках этот «инструмент», ибо никто в США толком не понимает, где заканчивается Уолл-стрит и где начинается Капитолийский холм. И «что-то с этим делать» надо довольно быстро: выплаты после отсрочек, связанных с «революцией достоинства», напомню, начинаются в 2018 году.

Нас происходящее на этой территории не устраивает: во-первых, мы банально соседи, а на «территории одичания» есть не только ядерные энергоблоки, но и еще много чего интересного. Да и вообще «на четверть бывший наш народ».

Я не удивлюсь, если большая часть разговора Владимира Путина и Дональда Трампа, состоявшегося на днях, касалась именно Украины. Ибо сами киевские власти с собой уже совершенно точно ничего толкового не решат, поэтому этот неприятный для обеих сторон, но обязательный разговор о проблемах Украины двух неукраинских президентов нужно хотя бы начинать.

Дмитрий Лекух, RUPOSTERS