Один из ключевых моментов, когда уренгойский мальчик родился — это день произнесения фразы «Вторая Мировая — это борьба двух зол».

Знамя Победы на здании Рейхстага в городе Берлин

Я слышал её сотни раз, от самых-самых уважаемых людей России. Авторства этой фразы не знаю, но один из первых её произнёс на моей памяти Евгений Евтушенко, Царствие Небесное. Никто на него, конечно же, тогда — это был год 89-й примерно, не бросался — поэт же ж, написал «Хотят ли русские войны», в цветных рубашках ходил.

Всякий раз, когда вы слышите эту фразу — знайте, в очередном Уренгое родился очередной мальчишка.

Мой товарищ Анатолий Кузичев очень хорошо формулирует плюс-минус на ту же самую тему:

Нас поставили перед ложной дилеммой а мы, простодушные, но всегда готовые к бою, ринулись в схватку. Прав мальчик Коля, или неправ? Люди погибали на войне со стороны немцев, или кровавые упыри? А если люди, так давайте относиться к ним, как к людям. Ну и так далее.

Тут-то для меня вопрос простой: люди.

Но всякий, кто пришел на нашу землю с оружием убивать нас и наших детей, не заслуживает ничего, кроме смерти. Причем, важно предупредить, что лично для меня не важно — будет он в этот момент стрелять, или отдыхать после боя в крестьянской избе, или писать трогательное письмо своей Грете или Марте. Хочу также оговориться, что наличие у него дома маленьких румяных детишек для меня не будет смягчающим обстоятельством. Думаю, это для многих так и слава Богу.

Но на самом деле дискуссия — не вокруг сложной то ли этической, то ли юридической коллизии «безвинен ли погибший в плену, а не на поле боя, коль его взяли в плен?». Это схватка двух идей, двух идеологий, мировоззрений и, соответственно, двух миров. Причём, один из них успешно существует (хотя и начинает поскрипывать), а другой — только наклёвывается и станет ли он миром — ещё вопрос. Это противостояние «общечеловеческих ценностей» — и тут важно оговориться, что некоторая часть человечества самовольно присвоила себе право определять их — и ценностей человеческих. Так сказать, «общечеловеков» и людей. Когда мы с восторгом прописали в Конституции, что объявляем примат международного права над национальным, мы сделали шаг в сторону общечеловеков. Когда Вадим Бакатин принёс американцам с покаянием схемы прослушки их посольства в Москве — ещё один. Когда министр Козырев получил презрительную кличку «мистер Да» — мы почти стали общечеловеками… Мир замер над куколкой, из которой должен был через секунду вылупиться новенький розовый общечеловек, но опять, как всегда с Россией, что-то пошло не так и вместо розового снова вылупилось что-то красное и грозное…

Так что доклад мальчика Коли — он про это, а не про что-то ещё. Я совершенно нормально отношусь к «общечеловеческим ценностям», пусть и не разделяю их. И уважаю право других их разделять. Но не насаждать. А иначе будет примерно так:

  1. Туда-сюда, мир лучше войны, мальчик Коля просто пацифист, а вот советская репрессивная машина перемолола этих несчастных Гансов и Фрицев, которые и воевать не хотели, а под Сталинградом оказались почти случайно…
  2. Когда два тирана сошлись в кровавой схватке, то смертями своих цивилизованных сынов и разрухой расплачивались несчастные народы Европы.
  3. Еще вопросец, что хуже — фашизм или коммунизм. Фашизм, конечно, так себе идеология, но, с другой стороны, они зато против коммунизма были. А коммунизм — это безусловное зло.
  4. А если потомки коммунистов гордятся победой над фашизмом, то дело чести для любого человека прогрессивных взглядов объяснить этим недоумкам, что

а) гордится тут нечем и

б) победили вообще не они

  1. Настоящий день победы — это день распада СССР. Именно этот день мы приближали, как могли. Прогрессивные общечеловеки победили почти всё зло, остались только тёмные островки — типа путинской России. Правда, и в России есть здоровые силы, но наследница репрессивной машины СССР их безжалостно давит.
  2. А вообще, Россия — это новый СССР.
  3. А СССР — это практически фашизм, только хуже.
  4. А зло необходимо уничтожить.

P.S.

Но когда Ксения Анатольевна Собчак, проведшая в эфирах телевидения 894785485734 часов, говорит у Соловьёва, что нужны «новые лица», вместо старого Проханова, который живёт в своём «мирке» — это, конечно, анекдотично. Из мирка Проханова с его скучными донбассами, афганами и сириями — на просторы журнала SNC и программы «Дом-2». И они действительно убеждены в том, что у них жизнь, а у Проханова — мирок.

И это страшнее любого уренгойского мальчика.

Захар Прилепин