Решение Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) приговорить экс-командующего армией боснийских сербов генерала Ратко Младича к пожизненному заключению доказывает предвзятость суда.

В среду Гаагский трибунал признал генерала Ратко Младича виновным по 10 из 11 пунктов обвинения, в том числе в геноциде боснийских мусульман в Сребренице в 1995 году и в нарушении законов и обычаев ведения войны в Боснии и Герцеговине в 1992–1995 годах. Младич был приговорен к пожизненному заключению. Сын генерала Дарко Младич заявил, что защита подаст апелляцию на приговор.

Собкор агентства в Белграде взяла комментарий по этому резонансному приговору у профессора Слободана Самарджича.

News Front: Хотим вас прежде всего спросить о сегодняшней новости: вынесен приговор генералу Ратко Младичу.
Что вы думаете о приговоре и согласны ли с заявлениями, что появились в сербской и российской общественности. О намеренной политизации этого процесса?

Слободан Самарджич: Это точная констатация, МТБЮ — не серьезный суд, он односторонний. И сделан для того, чтобы судить о войне на пользу одной стороны и во вред другой. Его вердикты и до того были сомнительны с процессуальной точки зрения, сомнительна и эта. Я не читал внимательно приговор, у меня его не было. Но раз из 11 обвинений якобы доказано 10, и ситуация с геноцидом — мне нечего сказать. Этот суд похож на «кадийскую правду»: у нас в народе есть такая поговорка про нерадивых судей. Гаагский трибунал говорит настоящую «кадийскую правду» и в этом случае остался верен себе.

News Front: Тогда какова цель этого процесса — давление Запада на Сербию, сербов, Республику Сербскую?

Слободан Самарджич: С самого начала целью было сбросить вину за войны на сербов. А Запад был заинтересован не только потому, что помогал республикам бывшей Югославии. Но и потому, что сам участвовал в войне и спровоцировал ее. Так что это попытка «отмыться» от грязного прошлого в Югославии в 90-х годах. Для этого им нужно осудить одну сторону как единоличного виновника. В невероятных преступлениях и намерениях, преступлениях геноцида. И показать, что якобы они в этом не участвовали. Если так посмотреть, в этой войне главное обвинение должно было бы касаться преступления против мира. Ведь Югославия жила в мире, и тот, что нарушил этот мир, на самом деле — военный преступник. Если бы было такое обвинение, история повернулась бы иначе. Это просто предупреждение такого образа мысли.

Беседовала Оксана Сазонова, специально для News Front