Недавний визит президента Сирии Башара Асада в Сочи к его коллеге Владимиру Путину, в ходе которой было объявлено о скором завершении войны против ИГ (структура запрещена в РФ – ред.), можно назвать исторической для как для России, так и Сирийской арабской республики.

Во-первых, в Сирии от террористов ИГ освобождены все крупные города, а Халифат прекращает своё существование как организованная сила. Единственной государственной моделью для стран Ближнего Востока остаётся светское государство пусть и со значительным влиянием религии.

Во-вторых, Россия впервые с 1991 года вернулась как великая держава в ближневосточный регион. Астанинские встречи, визит короля Саудовской Аравии в Москву, предельная активизация двусторонних контактов с Турцией – всё это является следствием успеха сирийской кампании. В ближайшие годы на Ближнем Востоке без России не будет решаться ни один серьёзный вопрос. Кроме того, Россия не только защитила свои права на использование Средиземного моря (без базы в Тартусе российскими кораблям в средиземноморье делать было бы нечего), но и усилила свои позиции в регионе, заключив с Дамаском соглашения о создании военных баз в Сирии.

В-третьих, Россия сдала комплексный военный экзамен. Москве удалось не только реформировать свои вооружённые силы, сделав их эффективными и мобильными, но, фактически, заново создать сирийскую армию. Одно дело реформировать свои вооружённые силы и совсем другое создавать армию в арабской стране с её культурной, ментальной и языковой спецификой. Можно говорить о том, что Россию теперь могут рассматривать на военном рынке не только как поставщика систем вооружений, но и как глобального инструктора, страну, способную создавать эффективные вооружённые силы.

Однако победа над ИГ – это не завершение войны, а всего лишь треть успеха в войне.

Другая треть – это политическое урегулирование сирийского конфликта. Мало добиться победы, важно её зафиксировать в виде договорённостей.

Понятно, что с победой над ИГ из него выбывает Халифат. Однако не решённым оказывается фактор курдов, которые активно поддерживаются со стороны США, уже заявивших, что их части специального назначения пребывают в Сирии законно и продолжат там находиться.

Фиаско, которое потерпел Иракский Курдистан после ответной реакции Ирака на референдум о независимости, существенно ослабляет позиции курдов.

Очевидно, что никакого трансграничного независимого Курдистана на территории Сирии, Турции и Ирака с Ираном быть не может. Однако это не снимает проблемы с курдскими вооружёнными частями, которых поддерживают США.

И американский спецназ, и курдские вооружённые подразделения – это проблема как Дамаска, так и Тегерана с Багдадом и Анкары. Решать проблему с американским присутствием в Сирии страны региона будут сообща.

И это, пожалуй, один из самых парадоксальных итогов сирийской военной кампании – США как сила, некогда способная решить любую проблему в регионе, сама стала генератором проблем и теперь те, кто ранее ориентировался на Вашингтон, стали противниками Америки. А всё потому что США заинтересованы в продолжающемся хаосе на Ближнем Востоке, тогда как страны региона желают скорейшего мирного урегулирования.

Турцию вообще можно считать главным бонусом сирийской кампании. Анкара, стоявшая у истоков всего того хаоса, с которым и удалось справиться лишь благодаря российскому вмешательству, к концу кампании явно осознала, что политика по поддержке сирийской арабской весны в 2011 году была ошибочной. Теперь же Турции предстоит приложить массу усилий для ликвидации разрушительных последствий своей сирийской политики. Параллельно Турция осознала себя региональным игроком и научилась действовать без оглядки на Вашингтон, к чему её подтолкнул неудавшийся государственный переворот.

Ещё одна треть успеха – послевоенное примирение в Сирии и разработка проекта интеграции региона.

Одной из причин начала войны стали не только ошибочные реформы, проводимые Дамаском, и вмешательство во внутренние дела Сирии, но и общая неудовлетворённость граждан Сирии и Ирака тем, в каком направлении развиваются их страны, что обеспечило террористам большие мобилизационные резервы.

Победа шиитов в войне не должна привести к дискриминации суннитов, ставших мобилизационным резервом Халифата. Из провальной социально-экономической политики Дамаска необходимо сделать соответствующие выводы чтобы в дальнейшем не повторять ошибки, которые привели к войне.

Кроме того, региону необходим новый образ будущего. В советские годы арабские страны строили свои версии социализма с национальной спецификой и даже пробовали создать Объединённую Арабскую Республику как союз Сирии и Египта.

Что будут строить Дамаск и Багдад по окончанию войны – не ясно, однако в регионе нужно начинать интеграционный проект, который подарит людям надежду на светлое будущее без паранджи и отрубленных голов неверных.

Иван Лизан, специально для News Front
Иван Лизан