Их набралась футбольная команда: Путин и 10 его собеседников. Один рвется в нападение, иной не выходит из обороны. А кто-то должен находить общий язык и с тем, и с другим, чтобы игра получилась.

Эмир Катара, король Саудовской Аравии, премьер Израиля, президенты Сирии, Чехии, США, Египта, Турции, Ирана. Впервые будет глава Судана. Кажется, если их и можно объединить, то лишь в одну логическую задачку из серии «Убери лишнее». И то ответ отнюдь не для всех будет очевидным. Эмир назовет короля. Король – эмира. Оба вместе с Нетаньяху, Эрдоганом и всем Западом лишним упорно считают Асада. А кое-кто еще и Сирию. Кто-то решит, что выпадает Земан – это, мол, совсем не его география. Кто-то подумает: зачем Трамп, если он все равно ничего не решит.

Зато если у них самих спросить, кто важнее, каждый, само собой, после себя назовет Путина. В том числе и потому, что сам факт общения с ним в такой момент (лично или по телефону – не суть) приблизил их значимость к их самооценке. А некоторых, в известной степени, еще и друг к другу. Теория шести рукопожатий сократилась для них до двух приветствий. И получается, что через Путина даже Роухани с Трампом все-таки пересекаются. Путин связался с каждым. И связал всех. Никого лишнего. Все гослидеры важны. Каждый на своем месте. Поэтому со всеми непременно нужно разговаривать.

С тем же Трампом – полтора часа. Для инструкций слишком много. Он сам признавался, что легко воспринимает информацию только первые пять минут. Значит, был диалог. Значит, можно, когда нет помех на линии. «У нас с президентом Путиным состоялся замечательный разговор», – цитируют Трампа СМИ. И уточняют вслед за ним: «поговорили крепко». Видимо, хоть и через трубку – как рукопожатием обменялись. Маккейн не одобрил. Стало быть, все правильно. Надо брать. Им, конечно, есть, что делить. И Нетаньяху уже сегодня скажет, что попытки Ирана закрепиться в Сирии неприемлемы. Но есть и человек, с которым они всегда могут спокойно об этом поговорить.

Его насыщенная дипломатия в Сочи – это «Сочная» дипломатия. Судя по отзывам тех, кто ее почувствовал, у них осталось приятное послевкусие. Кто не в теме, скажет: это потому, что Путин демонстрирует всеядность. Нет. Это геополитический универсализм. Способность делать игру на любом поле и на любом участке любого поля. В футболе такого называют плеймейкером. Все – через него. В политике – та же история. Кстати, их и набралась футбольная команда. Путин и 10 его собеседников. Один рвется в нападение – не терпится забить, иной не выходит из обороны. А кто-то должен находить общий язык и с тем, и с другим, чтобы от игры получали удовольствие все.

Кажется, нереально. Но сели же сегодня за общий стол лидеры Ирана и Турции. И Конгресс народов Сирии тоже сядет. И даже Трампа не обижает, что в сочинском списке Путина он шел только через запятую. Понимает: это лучше, чем если бы на нем совсем поставили точку. Возможно, его задело то, что с Асадом Путин беседовал четыре часа, а с ним только полтора. Но, как говорится, не дай бог ему оказаться на месте Асада. Ведь даже в его Соединенных Штатах именно президента США называют лишним.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik