В Киеве на Майдане снова звучит: «Банду геть!»

Люди с выпученными глазами на русском языке с бердичевским акцентом ругают украинскую власть, на чем свет стоит. Телекамера выхватывает их лица, губы, слюни, кожаные куртки, грубые пальцы и седые волосы.

Я звоню в Киев своим знакомым: «Что там у вас происходит на Майдане?»

Мне отвечают: «Василий, отстань. Я так замахался за целый день, что смотреть в телевизор на сумасшедших у меня нет никаких совершенно сил. На работе сокращение. В магазине подорожание. За детсад внучке платить надо, а дети оба сидят без работы».

Звоню другому: «Женя, что там такое? Новый Майдан?».

Женя отвечает: «Какой Майдан, Василий? Отстань, Христа ради. Не всех больных война убила. Дебилам в нашем отечестве несть числа». И бросил трубку.

Звоню третьему: «Серега, тебе можно вопрос задать?»

Подвыпивший Серега сальным добрым голосом отвечает: «Василий! Как я рад тебя слышать! Я вот тоже думаю: валить надо из этого дурдома. А ты молодец. Вовремя. Ух, ты сукин сын. Ну, спрашивай. Что там у тебя?».

Спрашиваю: «Серега, что там у Вас на Майдане происходит?»

Серега: «Хух, ептеть! Так годовщина. Праздник у нас, Василий. А ты что – не знал? Уже четыре года, как в Раю живем. Да. Так и передай там в России. Пусть знают наших. Последний хрен без соли доедаем, но зато свобода! Зато нация! Зато выбор. Мы сами себе выбираем, Василий, как нам повеситься. Хотим с мылом, хотим без. Это не вам, москалям проклятым, решать».

Серега еще что-то говорил, но в этот раз я повесил трубку. Я так и не смог понять – шутит ли он, на моей ли он стороне, или нет. Пьяный человек. Что с него возьмешь.

Не выяснил я ничего, одним словом. И, наверное, никогда мне не понять: кто они такие и откуда они берутся? Эти люди. В куртках и с мокрыми губами. Те, кто всегда «против». Сегодня они уже против тех, кого еще только вчера они же привели к власти. И гнев их, и запах изо рта, и слюни в агитационном порыве, и глаза, и решительность – все в них каждый раз настоящее.

Люди, которых я знаю, ходят на работу, водят внучек в детский сад, пьют водку (в крайнем случае), а откуда же берутся «эти»? Кто они? Что это за животные такие? Или насекомые? Или вирус? Или бактерии?

И есть ли против них антибиотик?

Василий Волга