21 ноября 2013 года на Украине стартовали акции протеста, которые не только повлияли на будущее страны и ее жителей, но и отразились на международной ситуации. То, что начиналось как митинг студентов, потом превратилось в многолюдный «цирк» и в результате закончилось трагедией для целого государства.

Четыре года назад начался печально известный Евромайдан. Киевский режим называет его «революцией гидности» (достоинства — прим. RuBaltic.Ru), в то же время в Крыму и на Донбассе этот исторический эпизод называют «революцией огидности» (отвращения — прим. RuBaltic.Ru). Сегодня украинскому народу следует вспомнить, как всё начиналось; посмотреть, куда привел Майдан; задуматься, что ждет Украину в будущем.

Кто виноват?

Если уж называть имя главного виновника Евромайдана, то это будет не Мустафа Найем, после публикации которого в социальной сети начались акции протеста; это будет не Петр Порошенко, который стал главным выгодоприобретателем победы Майдана; это будут не западные политики — «дирижеры» волнений.

Имя главного виновника — Виктор Федорович Янукович.

В 2012 году Украина оказалась перед выбором: сближаться с Европейским союзом или с Таможенным союзом. Проще говоря, выбор как в экономической, так и в политической сфере стоял между Западом и Россией. Уже долгое время по традиции, заложенной еще Леонидом Кучмой, Янукович пытался «усидеть на двух стульях».

Так, украинское правительство предложило Таможенному союзу формулу «3+1», суть которой заключалась в том, что Украина присоединялась к союзу, но на особом положении, чтобы иметь возможность создавать зону свободной торговли с ЕС. В конце концов из Брюсселя Киеву заявили, что он должен выбирать.

Янукович и его команда решили сближаться с ЕС. Почему? Есть несколько версий на этот счет. Согласно одной из них, советники уверили Виктора Федоровича, что идея ассоциации с Европейским союзом может стать объединяющей для всех регионов Украины, а Янукович прекрасно знал, что на западе и севере страны его не воспринимают как президента. По другой версии, президента Украины шантажировали западные державы, угрожая «заморозить» банковские счета, принадлежащие его семье.

Как бы там ни было, сторонники Януковича вместе с представителями оппозиционных партий начали объяснять украинцам, как это прекрасно — ассоциироваться с ЕС; рассказывать про движение к европейскому уровню жизни, к европейской правовой системе, к европейским стандартам. И очень многие в это поверили.

А как же людям было не поверить, когда представители власти и оппозиции рисовали картины земного рая? Однако это была ложь.

Экономика Украины не была готова к игре на европейском поле. Уже тогда, в 2012–2013 годах, серьезные экономисты писали, что отрыв от российского рынка и одностороннее сближение с ЕС приведут к деиндустриализации страны, к большим проблемам в энергетическом секторе и к тому, что Украина превратится в сырьевой придаток Запада.

Всё это мы видим на Украине сегодня. Заводы и фабрики закрываются; проблемы с энергоносителями такие, что в некоторых вузах планируют устроить каникулы до марта, ведь помещения не отапливаются. Высокотехнологическая украинская продукция на Западе оказалась никому не нужна. В реальности европейских бизнесменов интересует украинская сельскохозяйственная земля, лес и сланцевый газ.

Соглашение об ассоциации не только создавало явно невыгодные экономических условия для Украины, оно также позволяло Западу требовать от Януковича выпустить в Германию на лечение отбывающую тюремный срок Юлию Тимошенко. Виктор Федорович не хотел этого делать, так как считал ее опасной для своего «трона». Плюс на президента стали «давить» украинские промышленники, которые понимали всю опасность деградации экономических отношений с Россией.

В результате Янукович и его команда резко «сдали назад» и объявили о том, что откладывают подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. Но объективно было уже поздно: те, кто вчера рассказывали о том, как прекрасно сближаться с Европой, сегодня стали говорить, как это опасно. Доверия к этим людям уже не было.

Метания Януковича между Западом и Россией создали прекрасную почву для Майдана.

Незримый дирижер

Нет смысла описывать все перипетии Евромайдана, об этом уже много рассказано. Однако если внимательно присмотреться к происходившему в те дни, то можно увидеть, что акции протеста направлялись некой невидимой рукой для достижения главного результата — установления на Украине проамериканского режима.

21 ноября, когда становится понятно, что Соглашение об ассоциации с ЕС не будет подписано, в Киеве на площадь Независимости — тот самый «майдан» — выходит не более 2 тысяч человек. В других городах еще меньше. В Киеве протестующие разбили небольшой палаточный городок.

24 ноября в украинской столице проходит массовая акция протеста, в которой участвует уже до 50 тысяч человек. Аналитики начинают писать, что это «потолок», который может вывести оппозиция, что на самом деле вопрос евроинтеграции не столь уж заботит людей. И тут, как по взмаху «волшебной палочки», 30 ноября происходит разгон палаточного городка, причем спецназовцы обходятся с протестующими довольно жестко.

Кто в этом виноват?

Сейчас сложно определить, однако бойцы «Беркута» заявляют, что их специально спровоцировали на применение силы. Думается, это правда.

Как бы там ни было, действия милиции порождают огромный общественный резонанс: даже те, кто был против Евромайдана, порицают действия правоохранителей.

На этом «бархатный» этап Майдана заканчивается, а протесты получают новый импульс.

Затем весь декабрь и часть января проходит так называемый полубархатный этап Майдана. Протестующие захватывают административные здания, выдвигают лозунги об отставке правительства, их в открытую начинают поддерживать страны Запада. Янукович выбирает тактику фактического игнорирования протестов. Это начинает давать свои плоды, между разными «крыльями» Майдана, радикальным и умеренным, намечается раскол, а сами акции протеста начинают напоминать фарс: «майдановцы» поют, прыгают, устраивают концерты на площади.

На так называемые вече по выходным дням приходит всё меньше людей. Призывы лидеров Майдана ко всеобщей забастовке большинство жителей страны проигнорировало. Киевляне всё больше начинают возмущаться той анархией, которая творится в центре их города. В некоторых СМИ, которые до этого поддерживали протестующих, начинают появляться репортажи о бесчинстве радикалов. Майдан выдыхается.

Но в конце января 2014 года происходит новое обострение. Янукович идет на уступки протестующим: отправляет в отставку премьера Николая Азарова и предлагает его кресло Арсению Яценюку, но тот отказывается. Евромайдан пользуется всё меньшей поддержкой в обществе.

И тут, снова как по волшебству, 18 февраля происходит резкое обострение: «майдановцы» начинают применять огнестрельное оружие против милиции. Затем, 20 февраля, «неизвестные» снайперы начинают вести огонь и по «Беркуту», и по протестующим. Дальше всё идет как по накатанной, в итоге происходит государственный переворот.

На каждом этапе, когда казалось, что Евромайдан вот-вот «выдохнется», происходило некое кровавое событие, которое вдыхало в акции протеста новую жизнь.

Очень вероятно, что за всеми этими происшествиями, которые привели к гибели людей, маячит фигура Дядюшки Сэма: именно он был незримым дирижером концерта под названием Евромайдан.

Вашингтону нужна была Украина в качестве страны-сателлита, и Белый дом получил, что хотел. А сколько украинцев должны были для этого погибнуть… Как известно, проблемы индейцев шерифа не интересуют.

А украинцы в глазах американского истеблишмента мало чем отличаются от индейцев.

Вопросы Майдана

Такое историческое событие, как Евромайдан, порождает немало вопросов. Например, могли ли события развиваться по-другому? Мог ли Янукович переломить ситуацию?

Возможно, да.

19 февраля 2014 года Служба безопасности Украины объявила о начале проведения антитеррористической операции в связи с тем, что на западной Украине были захвачены тысячи единиц оружия. Если бы Янукович тогда позволил спецслужбам и военным взять ситуацию в стране в свои руки, всё бы могло пойти по-иному. Но, по слухам или, уже можно сказать, по легенде, Виктору Федоровичу позвонил вице-президент США Джо Байден, который грозил президенту Украины всеми небесными карами, если он использует армию против «майдановцев». И Янукович не решился ослушаться.

Бытует мнение, что после этого его судьба была предрешена: милицейские генералы и руководители спецслужб, чиновники высшего ранга поняли, что Янукович не будет бороться до конца, и стали думать, как спасти собственную шкуру.

Еще популярный вопрос: почему во время Евромайдана против Януковича выступили практически все олигархи, включая близкого ему Рината Ахметова? Ведь все подконтрольные им СМИ в унисон поддерживали протесты, особенно на первом этапе.

Дело в том, что после прихода к власти Януковича на Украине началась война младоолигархов, которых патронировал президент и весь подконтрольный ему государственный аппарат, и старой олигархии, которая сформировалась еще во времена Леонида Кучмы.

Самый известный эпизод этой войны, который стал публичным, — это переход футбольного клуба «Харьков» от представителя старой олигархии Александра Ярославского к Сергею Курченко, человеку, близкому к семье Януковича. СМИ тогда писали, что Ярославского «убеждали» расстаться с клубом очень серьезно. Бизнесмена вызывал мэр Харькова Геннадий Кернес и «давил» на него. В результате Ярославский продал клуб.

В то время представители младоолигархов «отжали» у многих бизнесменов «вкусные» активы.

Поэтому, когда начался Евромайдан, представители старой олигархии увидели в нём возможность ослабить позиции Януковича и поумерить аппетиты его приближённых. Но потом они уже не контролировали ситуацию.

Мог ли Янукович поднять юго-восток Украины на борьбу с «майданной» властью после того, как бежал из Киева?

Думается, что мог.

22 февраля 2014 года в Харькове состоялся съезд представителей власти и депутатов юго-востока Украины. Организовали его Михаил Добкин, губернатор Харьковской области, и Геннадий Кернес, мэр Харькова. На съезде присутствовало более трех тысяч делегатов: представители местных советов разного уровня и гости из России.

Виктор Янукович тогда находился в Харькове, все ждали его. Среди делегатов ходили слухи, что Янукович выступит и призовет восточные и южные области сопротивляться перевороту. Но беглый президент даже не явился на съезд.

Сами представители органов местного самоуправления ни на что не решились, что, в общем, свойственно депутатам Партии регионов. Они привыкли ждать приказа свыше. Добкин и Кернес вскоре признали киевскую власть. Последний сыграл свою роль в подавлении антимайдановских протестов в Харькове.

Почему же Янукович не воспользовался шансом отстоять свой «трон»?

Думается, ответ надо искать в психологическом портрете Виктора Федоровича. Нужно иметь стержень внутри, чтобы бороться за власть всеми доступными методами, включая войну. Янукович на поверку оказался человеком слабым, без принципов; политиком, для которого личный комфорт и деньги были главным в жизни.

Этому человеку досталась судьба более значительная, чем он сам.

Кстати, в этом кроется ответ еще на один вопрос: почему жители Крыма и Донбасса пассивно вели себя во время Евромайдана, а так называемый Антимайдан был, по сути, фикцией?

Люди просто не хотели бороться за Януковича, а его метания между Западом и Россией лишь убавляли его авторитет в глазах жителей юго-востока страны.

Это потом уже люди Крыма и Донбасса поднялись на борьбу с «майданной» властью. Но не ради Януковича, а ради самих себя и своих детей.

Почему же Януковича выбрали президентом?

Большинство тех, кто голосовал за Януковича в 2010 году, отдавали свои голоса не столько за него, сколько против Юлии Тимошенко. Это во многом было протестное голосование, голосование против «оранжевой» власти.

Будет ли новый «майдан»?

Украина сегодня «кипит», но выльется ли это во что-то серьезное? Если сравнивать с эпохой Януковича, уровень жизни обычных украинцев упал в разы. Януковича обвиняли в диктатуре, но при нём свободы было на порядок больше, чем сегодня. Не было декоммунизации, не было охоты на «бытовых сепаратистов».

И главное, при Януковиче не было войны.

Но тогда почему до сих пор не видно нового большого «майдана»?

Во-первых, Порошенко учел уроки Евромайдана и, если сейчас начинаются какие-то серьезные акции, его команда принимает меры, чтобы разделить протестующих: на митингах появляются «засланные» активисты, которые дискредитируют своим поведением всю акцию.

Кроме того, при Порошенко олигархам так «прижали хвост», что они боятся проявлять политическую активность, а те, кто уже оказался в оппозиции к Петру Алексеевичу, выехали за границу.

Многое списывается на войну, а населению украинские СМИ промывают мозги в лучших традициях геббельсовской пропаганды.

Во-вторых, для «майдана» нужен еще и «дирижер». И несмотря на то, что Михаил Саакашвили, скорее всего, действует под кураторством западных патронов, непонятно, желают ли они «перетасовать» персоналии в киевской властной «колоде» или же «Михомайдан» — это просто средство надавить на Порошенко, сделав его более уступчивым (к примеру, в вопросе антикоррупционных судов).

Что же до тех, кто четыре года назад скакал на Евромайдане… В большинстве своем эти люди думали, что борются за «европейский рай» для себя и своих детей, но они оказались в «африканском аду» со всей атрибутикой: низким уровнем жизни, ограниченными правами, гражданской войной.

При этом большая часть из них готова винить в случившемся кого угодно: Россию, жителей Донецка, олигархов, венгров, — но только не себя.

Сергей Миркин, Rubaltic.ru