Хочу сказать сразу: Константин Аркадьевич Райкин, во-первых, — артист действительно выдающийся, безо всяких скидок на «звездность» его отца. Я б ему, лично, только за роль Каюма в великолепном фильме Никиты Сергеевича Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих» многое простил.

К тому же, как выясняется, лично для Константина Аркадьевича это уже не просто фильм.

Это, пожалуй, судьба.

Встреча со зрителем

Как сообщают отечественные и зарубежные (а как же, международный уровень!) средства массовой информации, в славном городе Одессе радикалы «Правого сектора» (структура запрещена в РФ – ред.) сорвали спектакль не абы какого «ватника и колорада», а художественного руководителя театра «Сатирикон» Райкина.

Моноспектакль «Над балаганом небо…» при полном аншлаге проходил вечером 17 ноября в Одесском академическом музыкально-драматическом театре. Сразу после начала концерта в зрительный зал ворвались около двадцати украиноориентированных одесских гопников и начали громко протестовать против выступления Райкина. Радикалы скандировали «Слава Украине!» и спрашивали у недовольных зрителей: «Чей Крым?»

В полиции подтвердили, что концерт был сорван. По информации правоохранителей, одним из радикалов был Сергей Стеренко, ранее возглавлявший одесское отделение «Правого сектора».

После того как националисты подошли к сцене, актер ее покинул.

Что тут можно сказать.

Приблизительно год назад, 24 октября 2016 года, предельно обласканный отечественными «культурными властями» Константин Райкин в выступлении на съезде «Союза театральных деятелей России» начал полемику о цензуре. Его спич вызвал бурное общественное обсуждение. Райкин гневно и бескомпромиссно осудил вмешательство Российского государства и российских же «провластных» общественных организаций в культурную жизнь страны. После чего громко и требовательно призвал «не делать вид, что власть — это единственный носитель нравственности и морали».

По словам режиссера, общественные организации и «группы оскорбленных граждан» в тоталитарной стране, которые пытаются отменять театральные постановки и «обливают мочой картины на выставках», заменяют собой общественное мнение, прикрываясь понятиями «Родина», «духовность», «нравственность». Константин Аркадьевич призвал театральных деятелей к «цеховой солидарности», когда нужно объединиться и вместе «дать отпор» подобным посягательствам.

Более того, по тогдашней оценке Райкина, в Россию возвращается, не более и не менее, «позорная цензура позорных времен культа личности». Про Украину упомянуто не было.

Подняться на котурнах

Общественность, как ей и полагается, негодовала.

Злые языки, правда, поговаривали, что правдолюбивое выступление Райкина, в чем-то даже отражающее российские театральные реалии, связано исключительно с финансовыми проблемами театра «Сатирикон», не получающего должной поддержки от Министерства культуры Российской Федерации.

Разбирая причины, по которым Райкин на съезде СТД произнес столь бескомпромиссную речь, некоторые вполне «демократические» СМИ обратили внимание на острейшую проблему с финансами в райкинском театре. Дескать, в то время как его основное здание ремонтируется, труппа играет спектакли на съемной площадке, арендная плата за нее поглощает все финансовые ресурсы театра, из-за чего творческому коллективу не хватает денег на выпуск премьер. В этой ситуации «Сатирикону», чтобы творчески развиваться, естественно, необходима помощь «кровавого режима».

Но это была только одна сторона «творческого многогранника».

Райкин еще и гневно — правда, с точки зрения «Правого сектора», недостаточно гневно — осудил письмо деятелей культуры, поддержавших вхождение Крыма в состав Российской Федерации, назвав его, на секундочку, «мерзким».

Ну, и буквально на днях, в ноябре, Константин Аркадьевич обратился к властям России с требованием «урезонить наконец» министра культуры Владимира Ростиславовича Мединского, который, по мнению Райкина, мстит театру «Сатирикон» за ту самую речь о «наездах на искусство».

При этом от государственного финансирования Константин Аркадьевич естественно, не отказался. Ибо, как было сказано в одном фильме: «То бензин, а то — дети». И попробуй с этим поспорь.

..И катарсис

Артисты — вообще, как известно, люди особенные. И вопрос другого персонажа «А где я харчеваться буду?» для них едва ли не наиважнейший.

А ласковый теленок, как известно, далеко не одну матку сосет. Как еще раз было подтверждено, некоторые умудряются и гранты от российского правительства получать, и с Путиным полемизировать, и «гастрольный чес» по Украине устраивать. Не получается у них только пол-словечка замолвить о людях, сожженных живьем неподалеку от места спектакля.

Артист, как и прочие мастера художественного свиста, безусловно, имеет право даже не на одну точку зрения, а на целый спектр позиций, изменяющихся в зависимости от текущих обстоятельств. И даже может, по умолчанию, свести весь свой «творческий метод» к двум взаимосвязанным вещам: фиге в кармане и шантажу Минкультуры посредством этой фиги.

Еще раз — это его естественное право. И с нашей точки зрения, тут вопрос, скорее, к государству: зачем оно таким комнатным орлам бюджетные деньги раздает?

Так что и на свободу творчества, и даже на непрекращающиеся попытки доить бюджет «этой недемократической страны» артист имеет полное право. Кто смел, тот, извините, и съел.

Не имеет права артист Константин Райкин только на одно — на наше сочувствие после «срыва спектакля в Одессе». Ибо, во-первых, по мощам, что называется, и елей. А во-вторых, Константин Аркадьевич не раз говорил, что мы не имеем права вмешиваться в дела его театра.

И правда — зачем оно нам?

Дмитрий Лекух, РИА ФАН