Ровно четыре года назад начался Евромайдан. Он закончился госпереворотом в ночь с 21 на 22 февраля 2014-го. Накануне очередной годовщины произошло несколько знаковых событий: министр МВД Украины Арсен Аваков объявил, что его однопартийцы из «Народного фронта» хотят внести изменения в конституцию, ограничивающие права президента в пользу премьер-министра.

Бывший соратник украинского президента Михаил Саакашвили сообщил, что готовит главе государства Петру Порошенко «народный импичмент». В Одессе митингующие жестоко подрались с полицией, которая пыталась разогнать их светошумовыми гранатами и слезоточивым газом. А в Киеве 20 ноября во второй раз за две недели вандалы надругались над Вечным огнем в парке Славы, залив его цементом. Это акция не только против памяти о победе в Великой Отечественной войне, но и в пику историческим связям Украины с Россией.

Таковы итоги четырехлетия Евромайдана: элиты воюют между собой, население против правоохранителей, а нацисты — против России.

Как революция превратилась в госпереворот

Формальной причиной протестов, вылившихся в Евромайдан, стала запутанная позиция властей страны по поводу ассоциации с ЕС. Украинская элита во главе с президентом Виктором Януковичем пыталась получить преференции и с России, и с ЕС. С этой целью она сначала вела страну в Евросоюз, доказывая, что именно там Украину ожидает благоденствие и реформы. А потом внезапно переориентировалась на Таможенный союз — по сути, на союз с Россией.

Двадцать первого ноября 2013 года с мирным протестом против резкой смены курса выступили студенты киевских вузов. Основные лозунги акции, которая вскоре приобрела «немирные» формы: ассоциация с Евросоюзом, долой засилье олигархов. Молодые люди критиковали повсеместную коррупцию и политику властей, наплевательски относившихся к простым людям.

Изначально протест начинался стихийно. Но над ним быстро взяли шефство лидеры оппозиции — Александр Турчинов, Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок. Кроме того, акцию поддержали послы Евросоюза и США.

Дело не только в «печеньках» от представителя Госдепа Виктории Нуланд. Все было гораздо серьезней. Десятого декабря 2013-го в одном из помещений сгоревшего позже Дома профсоюзов состоялась встреча лидеров оппозиции с Нуланд и на тот момент послом США на Украине Джеффри Пайеттом.

Во встрече участвовали Петр Порошенко, Виталий Кличко (сейчас мэр Киева), Юрий Луценко (занимает пост генпрокурора), Александр Турчинов (действующий секретарь Совета по нацбезопасности и обороне) и Арсений Яценюк (с декабря 2014-го по апрель 2016-го — премьер-министр). Был и Тягнибок, который в силу специфической нацистской идеологии никаких постов после Евромайдана не получил. (Кстати, единственный из участников встречи). Проходили смотрины будущих руководителей страны.

Немалую роль в происходящем сыграли и СМИ — обеспечивали процесс нужной картинкой. К примеру, «Громадське (общественное) ТВ», родившееся на следующий после начала событий день. «Независимое» телевидение, по легенде, существовало на пожертвования простых граждан. Однако, как выяснилось спустя два года, «Громадське» было профинансировано посольством Швеции.

Пожертвования простых граждан тоже были. И немалые. Но поскольку за них не надо было ни перед кем отчитываться, их благополучно растащили создатели телеканала. Потом по этому поводу переругались, и правда о финансировании вышла наружу.

В какой момент «революция достоинства» превратилась в банальный госпереворот — захват власти одной группой политической элиты в результате вооруженного восстания и смещения другой? Да не было никакой революции. Был циничный обман населения оппозицией, с самого начала замаскировавшей вооруженный приход к власти революционными лозунгами, предназначенными исключительно «для плебса».

Теперь, когда прошло четыре года, выяснилось, что не все представители политической элиты Украины в полной мере удовлетворили свои амбиции и аппетиты.

Например, Яценюк, утративший пост премьера, на прошлой неделе через своего протеже Авакова заявил о необходимости корректировки конституции — усилить позиции премьер-министра за счет ослабления президентских полномочий. Похоже, в премьеры он готовит себя. И не в одиночку.

Бывший соратник Порошенко и активный оратор на Евромайдане Михаил Саакашвили, стремительно превратившийся из одесского губернатора, по сути, в бомжа и человека без гражданства, теперь вместе с другими неудовлетворенными политическими радикалами построил новый протестный лагерь и призывает отправить в отставку президента. Он уже объявил, что тоже хочет стать премьером.

Зачем олигархи финансировали Евромайдан

С самого начала протестующие заявляли, что идут против олигархов и коррупции, которая ассоциировалась с ними же. Между тем именно олигархи, как это стало известно позднее, спонсировали Евромайдан — завозили дрова, питьевую воду, палатки, продукты питания, обмундирование, оплачивали скрытые диверсии (например, DDOS-атаки на президентский сайт и сайт МВД Украины) и так далее. Есть информация, хотя пока официально не подтвержденная, что они нанимали политтехнологов, готовили в лагерях на Западной Украине и в некоторых странах Восточной Европы (еще до Евромайдана) профессиональных участников протестов.

Но зачем им (помимо Порошенко, получившего президентство) было содержать протесты против себя? Дело в том, что акции были декларативны, а вот то, что ожидало украинских олигархов в начале 2014-го года, могло стать очень болезненным. Как рассказал бывший вице-премьер Украины Сергей Арбузов в одном из интервью РИА Новости, во второй половине 2013 года правительство и ряд депутатов парламента начали готовить налоговую реформу. Предполагалось ввести прогрессивную шкалу налогов, привести их в соответствие с доходами — чем выше заработок, тем выше сборы. И брать с олигархов до 30 процентов их «заработков». Кроме того, правительство намеревалось дополнительно ввести налог на роскошь.

Вся эта новая система налогообложения, скорее всего, стала бы избирательной. То есть олигархи, приближенные к власти, платили бы меньше тех, кого от «кормушки» держали на расстоянии. «Отлученные» и ополчились на правительство и Януковича.

Но и пришедшая команда, притянув к бюджетному пирогу одних и усилив позиции новых (из окружения Порошенко), удалила (даже из страны) других — Коломойского, Онищенко… И теперь они финансируют новые протесты. Только против действующего главы государства.

Антироссийская риторика превратилась в нацистскую

С первых дней Евромайдана и примерно до последних недель февраля 2014-го у протестующих не было антироссийских настроений. Хотя они наблюдались на Западной Украине. Но основные события разворачивались в Киеве. Сужу об этом как непосредственный свидетель тех событий.

Сейчас же власть пытается связать антироссийские настроения с присоединением к России Крыма, которое произошло в марте того же года, почти через месяц после госпереворота.

Это очередная ложь. Антироссийская риторика стала раскручиваться в последние дни Евромайдана. Особенно когда так называемые «неизвестные снайперы» начали расстреливать участников протестов, а также, как потом выяснилось, и самих правоохранителей.

Первая версия, которую моментально начали озвучивать лидеры на тот момент оппозиции, — якобы снайперы были спецназом из Москвы. Никаких фактов, подтверждающих это, ни тогда, ни сейчас обнародовано не было. Более того, сегодня становится очевидным, что снайперы действовали в интересах… самой оппозиции. Ведь Янукович вынужден был покинуть Киев именно после расстрелов. Хотя до кровавых событий уже договорился с оппозиционерами о мирном разрешении конфликта.

Кроме того, возникает вопрос: почему сразу после госпереворота, уже при новом режиме, уничтожили многие улики, по которым можно было точно определить, откуда велась стрельба.

Что касается антироссийских настроений, то они усилились на следующий же день после свержения президента и правительства. Двадцать третьего февраля 2014 года, когда по инициативе депутата Верховной рады Вячеслава Кириленко (сейчас вице-премьер правительства) был принят законопроект «О признании утратившим силу «Закона о государственной языковой политике». Согласно нововведениям, на территории Украины резко ограничивалось использование русского языка.

Русофобские призывы были нужны в тот момент, чтобы «назначить нового врага», с которым новоиспеченные правители собирались бороться на деньги Запада и на которого до сих пор списывают все свои просчеты в политике и экономике.

Между тем настроения начали постепенно приобретать черты национализма, а потом и вовсе стали откровенно нацистскими («Украина прежде всего»). Такая риторика очень популярна среди молодежи, а также у ветеранов так называемой АТО — с боевым опытом, но без денег и работы.

Конечно, статус нацистов на Украине не стоит преувеличивать: согласно рейтингам, у них пока не более семи процентов поддержки электората. Но они и не стремятся на выборы. Радикалы дышат нынешним украинским политикам в спину, готовят очередной переворот — вполне возможно, с нацистским уклоном. И видят себя на месте Порошенко, Авакова и Яценюка — в их кабинетах и дворцах.

Захар Виноградов, РИА Новости