Американская система глобальной ПРО может нарваться на ассиметричный ответ российских ВКС

Несколько дней назад информационное агентство ТАСС сообщило, что российские авиаконструкторы завершили разработку документации для модифицированной версии бомбардировщика Ту-22М3 — Ту-22М3М. Первая глубокая модернизация находящихся в строю самолетов начнется в 2018 году. Самолет получит современное высокоточное оружие, его радиоэлектронное оборудование и двигатели будут такими же, как у перспективного Ту-160М2.

Новость отрадная по многим причинам. Во-первых, она подтверждает, что у российского авиапрома сохранился потенциал не только для простейшего техобслуживания действующего флота дальних бомбардировщиков, но и для его наполнения новым современным содержанием за счет огромного ресурса модернизации, изначально заложенного в эти машины.

Во-вторых, наличие такие планов дает хорошие основания для уверенности в том, что находящийся ныне в критическом состоянии парк самолетов Ту-22М3 (по некоторым данным, из примерно 150 имеющихся бортов этого типа боеготовыми являются не больше 40 единиц), не будет преждевременно списан в утиль, а обретет «второе дыхание».

Тем более, что боевая ценность самолетов этого типа растет буквально на глазах. Они, в отличие, например, от систем РВСН и ПЛАРБ, ориентированных исключительно на мировую «войну судного дня» оказались практически применимыми в условиях и ограниченной локальной войны обычного типа, вроде идущей сейчас в Сирии. Стратегическое оружие, имеющее такой широкий спектр применения, который позволяет ему влиять на решение вопросов текущей мировой политики, имеет особую ценность. Тем более, что сегодня неядерный форматы военного противоборства начинают играть все большую роль. Достаточно вспомнить, в этой связи, об американской концепции «неядерного обезоруживающего удара».

Однако есть и другая не менее важная причина возрастания актуальности данного вида вооружений. Дело том, что как раз к 2017 году, согласно действующему российско-американскому договору по сокращению стратегических вооружений от 2010 года, стороны должны выйти на установленный этим соглашением уровень носителей ядерного оружия и боезарядов к нему – соответственно – 700 и 1550 единиц.

Россия пунктуально выполняет условия этого договора. Вот что пишут по этому поводу западные военные эксперты:

Россия близка к сокращению ядерных вооружений в рамках Договора СНВ-III. Как пишет The Independent Barents Observer, согласно последним сводным данным по исполнению договора, опубликованным Бюро по контролю за вооружениями Госдепа США, России остаётся убрать всего лишь шесть ядерных боеголовок до 5 февраля 2018 года, чтобы уложиться в максимальный срок, установленный этим договором.

Формально условия СНВ-3 соблюдают и США. Однако именно формально. Как известно американцы несколько лет назад в одностороннем порядке денонсировали договор с РФ об ограничении систем противоракетной обороны, как не соответствующий их национальным интересам. И сделали это потому, что он начал тормозить их планы по развертыванию полномасштабной глобальной системы ПРО, нацеленной, прежде всего, против России. Потому что только российский, а не северокорейский, или даже китайский, ракетно-ядерный потенциал на сегодняшний день представляет экзистенциальную угрозу для США. Темпы и масштабы развития американской системы ПРО сегодня не ограничиваются никакими договорными рамками и явным образом нацелены на решение задачи нейтрализации, то есть обнуления боевой ценности российских СЯС и, на этой основе, принуждения России к признанию безусловного американского доминирования в мире.

В России об этой угрозе знают и отнюдь не склонны её преуменьшать:

Представитель Минобороны России Александр Емельянов на совещании в ООН, состоявшемся в октябре с.г. заявил, что американцы разрабатывают комплексы мгновенного глобального удара, призванные совместить использование наступательных и оборонительных вооружений. По его словам, это даст США стратегическое преимущество. Настораживает и модернизация уже существующих противоракет. По оценкам военных специалистов, через 5 лет их будет больше тысячи, а в перспективе – их количество превысит число боевых блоков на российских баллистических ракетах. В итоге, будет нарушен баланс сил.

Не удивительно, что в России целесообразность дальнейшего соблюдения Договора СНВ-3, фактически обеспечивающего одностороннее военное превосходство США за счет неограниченного наращивания систем ПРО, вызывает все больше вопросов. Российские лидеры уже неоднократно предупреждали, что указанный Договор, при сохранении существующих ныне негативных тенденций, может полностью утратить свою актуальность. То есть, это не просто реальная, а на сегодняшний день единственная поддающаяся фактологической оценке перспектива.

И коль скоро это так, то усилия российского руководства по подготовке широкой и глубокой модернизации самолетов дальней авиации выглядят не просто предусмотрительными, но и вполне назревшими. Именно с военно-стратегической точки зрения. И в этом отношении парк самолетов Ту-22М3 является едва ли не главным ресурсом оперативного наращивания стратегических ударных возможностей российских ВКС.

Даже несмотря на то, что сегодня принимаются меры для возобновления производства на новой элементно-технологической базе тяжелого «стратега» Ту-160. В любом случае, с учетом сложности и дороговизны этого самолета его выпуск будет идти очень невысокими темпами и в штучных количествах. В то время, как свыше сотни уже имеющихся Ту-22М3 – это задел именно для оперативного реагирования на новые угрозы со стороны США.

Все проблемы, связанные, прежде всего, с недостаточной дальностью действия этого самолета, не позволяющие считать его в данное время полноценным стратегическим бомбардировщиком, носят искусственный характер и вполне поддаются решению. Речь идет главным образом об узле дозаправки топливом в воздухе. Который был снят с этой модели самолета по требованию американцев еще в конце 70-х годов, когда подписывался ветхозаветный договор СНВ-2. Который, что самое интересное, никогда не вступал в законную силу, потому что не был ратифицирован конгрессом США.

Однако это в принципе незаконное ограничение все равно долгое время соблюдалось российской стороной. В частности, потому, что позволяло не засчитывать сотни самолетов данного типа в ограничения стратегических вооружений. И это при том, что дооснащение Ту-22М3 системой дозаправки в воздухе в случае необходимости является достаточно простой технологической операцией, особенно если ее возможность конструктивно заложена при модернизации самолета. Именно об этом сейчас думают российские авиаконструкторы. И правильно делают. Вот любопытное наблюдение по этому поводу одного любознательного блогера:

Не раскрывая гостайны, мы плавно перешли к процессу модернизации. …. Меня всё время терзал один сверхсекретный вопрос: «Как быстро можно восстановить штангу для дозаправки ракетоносца?».

Справка: По договору о стратегических наступательных вооружениях (ОСВ-2) Ту-22М2 был включён в список стратегических сил СССР. Согласно договорённости со всех машин были демонтированы штанги для дозаправки.

Наконец я не выдержал и задал это вопрос моему собеседнику. Спустя пятисекундное раздумье заместитель директора по ремонту и модернизации в полголоса ответил: — Этот вопрос прорабатывается!

Несмотря на расплывчатость ответа, я был сражён смелостью Андрея Лядова, отчего немного погодя стал гордиться своей смелостью тоже.

Конечно, при наличии желания и, так сказать, облегченного отношения к международным соглашениям, России ничего не стоило без лишней огласки дооборудовать эти самолеты узлами дозаправки уже давно. Тем более, что точно такие же узлы, установленные на Ту-160, ничем не выдают своего присутствия, поскольку моментально убираются под обтекатель самолета, если в них нет нужды. Но Россия слишком гордая и законопослушная страна, чтобы прибегать к таким фокусам. Но только до тех пор, пока существуют договоры, обязывающие её проявлять сдержанность.

Поэтому в случае продолжения американских попыток фактически обезоружить РФ посредством создания непроницаемого противоракетного щита и неизбежной в этой связи полной утратой смысла Договора по СНВ, российский самолет Ту-22М3М перестанет нуждаться в каких-либо искусственных ограничениях своих боевых возможностей и станет полноценным стратегическим бомбардировщиком. Что практически одномоментно увеличит боевой потенциал воздушного компонента российской стратегической ядерной триады в несколько раз. И вовсе не факт, что американская система ПРО, заточенная в основном на перехват баллистических ракет, стартующих со стационарных позиций, с этим новым военно-воздушным вызовом сумеет справиться.

В общем, это действительно такая возможность, ради которой стоит, как следует, постараться Судя по идущим потоком сообщениям о начале глубокой модернизации флота Ту-22М3, с планами его переоснащения новейшими сверхдальними ракетами, включая гиперзвуковые и мощными двигателями, аналогичными Ту-160, российское руководство точно соразмеряет свои действия с текущим моментом мировой политики, а также связанными с ним стратегическими вызовами и угрозами. И не строит никаких иллюзий по поводу намерений и дальнейших действий геополитического противника номер один, каковым всегда был и остается для России англосаксонский Запад.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов