Количество платежеспособных потребителей в Украине катастрофически сокращается, и этот процесс будет усугубиться, исходя из прогноза роста тарифов и дальнейшей стагнации украинской экономики

Сюрреализм происходящего в украинском топливно-энергетическом комплексе имеет не только психологическую оценку в виде когнитивного диссонанса большей части населения страны, но и четкое лингвистическое определение модальной неопределенности. В лингвистике это означает, что  говорящий излагает сообщаемое как возможное, желаемое, предположительное, сомнительное и т. д., то есть как не реальное.

В обоих случаях речь идет о несоответствии реальной ситуации официальным заявлениям, когда желаемое выдают за действительное.  А поскольку такие действия в большинстве своем, совершаются политиками и чиновниками, то помимо эфемерных политических последствий, такие заявления несут серьезные риски для стабильной работы украинской энергетики.

Начнем, пожалуй, с главного — отопительного сезона. Премьер-министр Владимир Гройсман на прошлой неделе заявил, что отопительный сезон в Украине пройдет на должном уровне, государство к зиме полностью готово. Если премьер имел в виду запасы газа, то может быть. Но не газом единым проходит страна зиму. То есть, самые низкие запасы угля на складах за всю историю независимой Украины, отказ от финансирования развития угольной отрасли и блокирование источников поставок угля с Донбасса  — это теперь называется «готовностью к зиме».

Следующая постреформаторская новация. Неизменная составляющая в «отопительном бюджете» каждой второй украинской семьи — это субсидии. Которых не хватает по отчетам госказначейства или хватает по отчетам первых лиц правительства. Заместитель министра финансов Украины Сергей Марченко в своем интервью изданию «Апостроф» заявил: «У нас не будет недостачи по итогам года. По крайней мере, на этом этапе мы ее не видим. Мы сейчас ищем механизмы, чтобы покрыть недостачу этого года». В этой фразе все прекрасно: и диссонанс, и модальность, поскольку покрытие дефицита в 10 млрд гривен пойдет из бюджета все одно за наш с вами счет.

Да, и в следующем году бороться с «отсутствующей недостачей» денег на субсидии будут проверенным способом. Путем сокращения количества субсидиантов. Это только у меня возникает диссонанс в виде тоталитарно-нетленного «нет человеа — нет проблемы», или просто правительство так прощается с наследием «проклятого совка?

Но правительство не останавливается на достигнутом и предлагает начать монетизировать субсидии. Начнут с предприятий поставщиков услуг. По словам министра регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадий Зубко «этот шаг дает не только возможность убрать кассовые расчеты и получить предприятиям живые деньги, дает возможность запустить рынок энергии как газа, так и электроэнергии». Только модальность как обычно в деталях. Параллельно с инициативами Кабмина, появились предложения Секретариата Энергосообщества и Всемирного банка о продажи части газа государственной добычи на свободном рынке. Миллиардов эдак 5 кубов. Для начала.

Чувствуете невидимую руку рынка берущую вас за горло? А она есть, поскольку такие инициативы, прежде всего, приведут к росту тарифов до реального уровня европейской биржи. Во-вторых, создается непаханое поле для коррупции. Как это работает?— Элементарно. Речь идет о том, что европейские чиновники вместе с Всемирным банком тривиально лоббируют интересы частных трейдеров, которые с легкой руки начальника Нафтогаза Андрей Коболева расплодились в Украине.

Трейдер получает доступ к дешевому украинскому газу, который западные партнеры требуют отдавать в свободную продажу. А дальше — продает его по цене европейского по формул Дюссельдорф+ тем же предприятиям коммунальной энергетики или газопоставляющим организациям.

Сколько этот газ будет стоить для конечного потребителя правительство уже не волнует. Рынок. Главное, что государство гарантирует трейдеру получение живых денег, даже при поставках субсидиантам, поскольку субсидии будут монетизированы за счет государственного бюджета. А сомневаться в том, что трейдеры, которые получат доступ к украинскому газу, пройдут тщательную проверку на «умение делиться» с украинским чиновниками, сомневаться не приходится.

Кстати, аналогичную схему пытаются провернуть и на рынке угля, предлагая тарифицировать украинский уголь по более низким ценам и отдавать его в свободный рынок, где трейдеры радостно будут зарабатывать на разнице украинских и импортных цен. И, если в газовой схеме государственно-частного трейдинга цены будут бить напрямую по потребителю, то в угольной — по украинским шахтерам и тепловой генерации. И тогда уже формульное ценообразование на уголь по принципу Роттердам+ будет выглядеть как вершина государственного протекционизма по отношению к шахтерам и ТЭС.

Вот такая получается модальность недействительности украинской энергетики. Для апологетов свободного рынка здесь и сейчас, добавлю, что количество платежеспособных потребителей в Украине катастрофически сокращается. И в будущем году этот процесс только усугубиться, исходя из прогноза роста тарифов и дальнейшей стагнации украинской экономики. И добивать их будут, не только тарифами, но и драконовскими штрафными санкциями, поскольку частный бизнес при поддержке западных дипломатов «сюсюкаться» с должниками не будет. А для рассчитывающих на социальную защиту государства всегда найдутся теплые места на дырявых теплотрассах или финансовая помощь при оформлении похорон.

И главное. Строить рынок на госдотациях, льготах и субсидиях — это ничем не прикрытая коррупция на государственном уровне. Организаторам таких схем в цивилизованном государстве — прямой путь на скамью подсудимых. Только в условиях финансовой заинтересованности Запада в происходящем сегодня в Украине, коллапса правоохранительной и антикоррупционной систем, украинцы и дальше будут обречены выживать в условиях модальной неопределенности будущего страны.

Валентин Землянский, РИА Новости Украина