В Бундестаге прошёл самый настоящий шабаш русофобии и нацистского реваншизма. Для полноты картины не хватило только выступления какого-нибудь «ветерана УПА» (структура запрещена в РФ – ред.).

Гитлеровцев — убийц, мародёров и насильников, сюда никто не звал

В воскресенье, 19 ноября 2017 года (дата в данном случае чрезвычайно важна!) в Бундестаге прошли мероприятия, посвящённые «Дню народной скорби Германии».

Почему же именно в этот день? А потому, что ровно 75 лет назад, 19 ноября 1942 года началась наступательная фаза Сталинградской битвы, ознаменовавшая окончательный перелом в Великой Отечественной войне советского народа против нацистских захватчиков Третьего Рейха.

Именно там, под Сталинградом, нацистской гадине переломали хребет.

Да, я знаю, что «День народной скорби Германии» отмечается с 1919 года. Но в этот раз те, кто его проводил, явно мечтали о нацистском реванше. И ниже я обосную, почему.

Во-первых, современная Германия является прямой наследницей Третьего Рейха. И в западной, капиталистической её части (ФРГ) нацисты никогда не преследовались и не переставали находиться у власти. Причём не единичные случаи, которые можно было бы списать на недоразумение или случайность, а массово и системно. Это не я говорю, это сами немцы говорят.

Во-вторых, на вчерашнем мероприятии выступил российский мальчик из Нового Уренгоя, Николай Десятниченко, который с дрожью в голосе рассказал собравшимся в Бундестаге потомкам нацистов о тяжёлой судьбе нацистского ефрейтора Георга Йохана Рау.

Бедный Георг так не хотел воевать, что дошёл аж до Сталинграда, где его сначала окружили в «так называемом Сталинградском котле», а затем пленили проклятые советские палачи. После чего Георг, который был ефрейтором ещё в 1941 году — и с вероятностью 99% был ранее членом гитлерюгенда, внезапно понял, что он точно не хочет воевать.

Йоханый Рау! Он всего лишь нёс цивилизацию азиатским ордам недочеловеков, а потом внезапно умер от «тяжёлых условий содержания в плену». К нему же нужно было применять Женевские конвенции, он же не проклятое советское быдло, которое можно и нужно гноить в концлагерях, а представитель высококультурной европейской нации.

Мальчик Коля Десятниченко посетил захоронение военнопленных нацистов, и «глубоко огорчился», потому что увидел «могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

Это напомнило мне старый советский анекдот (или карикатуру). Гитлер в начале мая 1945 года в бункере говорит своему адъютанту:

— Бог свидетель, я не хотел этой войны.
— Да, мой фюрер, мы хотели совсем другой войны.

Меня в этой истории интересует очень много вопросов. Например, почему не было выступления какого-нибудь британского или американского мальчика, который бы рассказал о тяжёлой судьбе немецких военнопленных в западной зоне оккупации, в «лагерях смерти Эйзенхауэра»?

Да и сам Коля почему-то не осудил руководителя Великого Рейха Германской Нации гражданина Гитлера, приказы которого о защите «крепости Сталинград» привели к совершенно бессмысленным страданиям от холода и голода и к закономерной гибели большинства из 300 тысяч окружённых в Сталинградском котле «не желающих» воевать «мирных немцев». Мальчик Коля умалчивает, что из 90 тысяч попавших в плен гитлеровцев, 55 тысяч было практически сразу же госпитализировано, потому что они находились на грани жизни и смерти вследствие голода, обморожений и психического истощения. Молодой манкурт Николай перекладывает вину с г-на Гитлера и германского народа, охваченного безумием расового превосходства,  на «сталингулаг» и проклятых русских — оказывается бедный Георг умер в марте 1943 года от «ужасных условий содержания в плену».

Нет, Коленька, апокалиптические картины полей, покрытых мёртвыми немцами под Сталинградом — это вина исключительно германская. Коллективная.

А ещё очень показательно выступление на этом же мероприятии премьер-министра Эстонии Юри Ратаса (Крыса – это подходящая для него фамилия), где он заявил, что «С падением Берлинской стены Европа вновь воссоединилась, и для эстонцев, как и для многих других малых народов, закончился казавшийся нескончаемым кошмар. Мы живем в счастливое, мирное время. Наши дома свободны от чужеземной власти, и мы чувствуем себя в безопасности».

«Нескончаемый кошмар» – это, понятно, СССР. А «чужеземная власть» – это проклятые русские/советские. Теперь можно свободно чествовать легионеров СС.

В общем, в Бундестаге прошёл самый настоящий шабаш русофобии и нацистского реваншизма. Для полноты картины не хватило только выступления какого-нибудь «вытирана УПА».

Но всё же у меня есть ещё ряд вопросов. Не к мальчику, нет. Родители-дегенераты (точно утверждать не можем, но подозрения имеются) вырастили сына-дегенерата. Но кто-то же нашёл этого мальчика? Кто-то дал ему задание? Кто-то помог ему подготовить текст? Кто-то оплатил поездку в Германию и организовал его выступление?

Нацисты захватывают власть в Берлине, подстрекаемая англосаксами Польша гавкает в сторону Германии, бандеровцы на Украине… что-то знакомое в этом сюжете… опять ведь закончится русскими танками на Шайдеманштрассе…

Александр Роджерс, «Журналистская правда»