Какие «специалисты» занимаются расследованием сирийского химического досье

К концу 80-х годов прошлого века холодная война с США забирала всё больше ресурсов. Это уже была не столько гонка вооружений, сколько создание зеркальных механизмов взаимодействия во всех областях соприкосновения с западным миром. Обеспечение паритета требовало в том числе участия во всех контрольных совместных форматах. С выходом России из противостояния в начале 1990-х и дальнейшим распадом СССР эта практика с нашей стороны была прекращена. Чего нельзя сказать про наших оппонентов. На всякий случай и уже не против России, но против других несогласных с политикой США — эта методология действует до сих пор. Взяв под свой контроль ряд международных структур, американцы продолжают использовать их в своих целях как инструменты давления.

С возвращением Россией себе статуса суверенной державы и решимости отстаивать свои национальные интересы этот инструментарий снова, как и 30 лет назад, оборачивается против нас.

Ярким примером и иллюстрацией такой борьбы стал разворачивающийся антидопинговый скандал в отношении российского большого спорта, где в качестве инструмента давления со стороны западных специальных служб используется взятое ими под контроль Всемирное антидопинговое агентство (WADA) и предатель-перебежчик Родченков, который руководил соответствующей российской антидопинговой структурой.

Другим ярким примером служит работа совместного механизма ОЗХО–ООН по расследованию случаев применения химоружия в Сирии. Руководит этой структурой Эдмонд Мюле, судя по всему, завербованный ЦРУ еще в 1980-х, когда работал в Гватемале юрисконсультом в фирме по отправке детей из неблагополучных семей, в том числе новорожденных, за границу для последующего усыновления.

Гватемала — бедная страна под протекторатом США с нищим населением, где война оставила много сирот и беспризорников. 30 лет назад гватемальская процедура иностранного усыновления была простой, достаточно было одного нотариуса. Что способствовало широкому бизнесу «поставщиков» детей в США и Канаду. Там щедро платили за каждого ребенка. Такие юристы, как Мюле, зарабатывали на оформлении фальшивых документов гватемальских детей миллионы.

Главным документом для усыновления в США и Канаде был нотариально заверенный формальный отказ биологических родителей. Такие справки и штамповал Мюле. Более того, криминальной группой, в которую входил тогда юрист-консультант Мюле, была организована специальная схема по ускоренному экспорту детей из Гватемалы в США и Канаду под милым названием «Дети Солнца». Где под видом туристических поездок дети группами вывозились из страны и передавались новым «родителям» уже на иностранной территории. В результате ни местные власти, ни кто-то из возможных родственников не знал, к кому и как попали дети.

Все эти факты всплыли в рамках уголовного дела в Гватемале в 1981 году. Эдмонд Мюле, как и его подельники, был арестован местной полицией по обвинению в грубом нарушении закона об усыновлении. Однако молодой шустрый юрист уже тогда попал в поле зрения ЦРУ и… был отпущен полицией Гватемалы, а обвинения с него сняли. Этот скандал широко освещался в местной и американской прессе, но был замят довольно быстро.

В 1984 году в СМИ снова всплывает имя Эдмонда Мюле в очередном полицейском скандале, где он фигурирует в качестве главы НПО по покупке у беременных проституток Гватемалы их будущих детей для продажи за границу с целью усыновления. Однако на этот раз даже обвинений предъявлено не было. А скандал растворился с той же быстротой.

По оценкам СМИ, за два десятилетия Гватемала стала крупнейшей «фермой» по системному экспорту детей в США, годовой оборот к 2008 году составил порядка 200 млн долларов США, что для нищей страны — безумные деньги.

Именно при прямой протекции американских спецслужб перспективный юрист Мюле спустя несколько лет оказался уже в системе ООН, где был интегрирован в ряд подразделений как юрист-международник. Перевез семью в США.

Сегодня этот «замечательный специалист» руководит совместным механизмом ОЗХО–ООН по расследованию случаев применения химоружия. Тема «сирийского химического досье» активно использовалась США для вторжения в Сирию. И только деятельное вмешательство России тогда помешало этим планам по разорению и расчленению сирийского государства по ливийскому сценарию.

Как заявляет в СМИ Эдмонд Мюле, «ничто не заставит его изменить свое мнение, что именно сирийское правительство несет ответственность за химатаку в Хан-Шейхуне». При том, что факты доказывают обратное. Этот сексот на ооновской службе упрямо и безапелляционно называет «политически мотивированной» аргументированную позицию российских дипломатов и военных специалистов — действовать в строгом соответствии со стандартами Конвенции о запрещении химического оружия.

В общем, правда никого в ЦРУ и не интересует. Главное — медийный шум для поддержания информационного давления в медиапространстве. В условиях информационной войны все методы хороши. А нужных агентов спецслужбы берегут. Где потом всплывет этот «юрист» Эдмонд Мюле, можно только гадать.

Алексей Мартынов, газета «Известия»