Битва правоохранительных и антикоррупционных органов достигла своего апогея. Эксперты, опрошенные Ukraina.ru, проанализировали, с какой целью ведется травля НАБУ и чем это грозит президенту Украины Петру Порошенко

НАБУ против всех

Вчера практически одновременно стало известно о том, что НАБУ завело дело о незаконном обогащении Генпрокурора Украины Юрия Луценко, а ГПУ в свою очередь открыла дело против главы НАБУ Артема Сытника по подозрению в разглашении тайны следствия. Да еще и перекинула несколько тысяч дел, заставив НАБУ погрязнуть в бюрократической возне.

Этому предшествовал конфликт НАБУ с другими антикоррупционными структурами, в частности Национальным агентством по предотвращению коррупции (НАПК) и Специализированной антикоррупционной прокуратурой (САП). Глава НАПК Наталья Корчак решила сыграть на том, что Сытник встал во главе НАБУ нелегитимным путем, обойдя еще неизданный тогда закон о проверке деклараций. Якобы когда фискалы дали ему добро на предоставленный пакет документов на должность главы НАБУ, закона еще не было.

«Народный фронт» вообще прилепил Сытнику историю десятилетней давности, напомнив ему о причастности к коррупционному делу с хищением земель на 125 га в селе Козин Обуховского района. А может быть даже и причастности к убийству собственника этих земель, после которого ими завладел соратник Сытника.

За НАПК вступилась Специализированная Антикоррупционная прокуратура (САП) во главе с Назаром Холодникцим. Тот обвинил Сытника в конфликте интересов и сведении личных счетов с Корчак.

Все эти нападки на НАБУ по всей видимости неслучайно совпали с «делом о рюкзаках», к которому был причастен сын главы МВД Арсена Авакова. Теперь и у Авакова появились личные счеты. Таким образом Сытник нажил себе врагов и на Банковой, и у «Народного фронта», который контролирует министерство внутренних дел.

К слову, еще один представитель НФ, уже экс-советник МВД Антон Геращенко также выразил недовольство деятельностью Сытника. Он сложил свои полномочия аккурат после того, как выступил на антикоррупционном комитете ВР с обвинениями главы НАБУ в разглашении тайны следствия.

Эксперты попытались выделить главные составляющие борьбы между силовыми структурами.

Кто управляет коррупцией — правит всем

Такого мнения придерживается политолог Руслан Бортник.

«Идет война правоохранительных органов за антикоррупционную проблематику, в которой участвует НАПК, САП, НАБУ и ГПУ. Все эти попытки направлены на дискредитацию НАБУ с элементами запугивания, правового давления. НАБУ создало огромное количество кризисов для власти, начиная с дел против Насирова и Мартыненко, Полякова и Розенблата, заканчивая делом «рюкзаков Авакова. Антикоррупционная проблематика давно уже стала инструментом давления и удержания под контролем своих политических оппонентов, в которой участвуют структуры, аффилированные с властью и более независимые. Это важно в преддверии выборов 2019 года. Кто будет контролировать антикоррупционную проблематику, будет контролировать элиты и информационные поводы»,  — считает эксперт.

Как известно, все это происходило на фоне сопутствующих протестов сторонников экс-губернатора Одессы Михаила Саакашвили, которые на своих митингах озвучивали требования американского посольства: Антикоррупционный суд, неприкосновенность, закон о выборах.

«Все эти войны, конечно, оттягивают создание Антикоррупционного суда. И не секрет, что МихоМайдан тесно связан с НАБУ. Интересы их совпадают. Именно с МихоМайданом совпали обвинения против замминистра обороны, дело о рюкзаках Авакова, и много чего другого. Все это было синхронизировано с этими протестами. Митинги продолжаются, хоть и нет витков эскалации. На предыдущих выходных был митинг, собравший около 1000 человек, где требовали уже не создания судов, а импичмента президента», — напомнил Бортник.

А значит, кресло под Порошенко шатается, и ситуацию надо брать в свои руки. Например, поставить под свой контроль НАБУ.

Украинское ФБР

Для контрольного выстрела в НАБУ, которое пытаются дискредитировать одновременно Порошенко и Аваков, подключают еще один поглощающий коррупцию орган — Государственное бюро расследований.

Во главе этого органа ставится человек от «Народного Фронта»— Роман Труба. Его первым и вторым заместителями стали сотрудник Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики Генеральной прокуратуры Украины (группа Кононенко-Грановского) Ольга Варченко и экс-заместитель прокурора Киева Александр Буряк.

Так, пауки, пожирающие друг друга в борьбе за власть, порой вылезают из банки, чтобы объединиться против общего врага.

«ГБР возглавил человек Сергея Пашинскиого, а замом стал человек Кононенко. Госбюро расследований — структура, которая в своих полномочиях имеет главное оружие любого следственного органа — полномочие расследования. Оно забирает эту функцию у органов прокуратуры и становится ключевым в стране, потому что в его функции входит преследование президента, премьера, министра, людей наделенных властью и контролирующих денежный поток в стране. В том числе оно будет проводить расследование деятельности НАБУ, которое как кость в горле и у «Народного фронта», и у БПП. В этой ситуации НАБУ — единственная структура, которая хоть как то борется с коррупцией в стране, хоть и не без недостатков. И ее надо по идее всячески поддерживать. А теперь кошельки двух политических партий поставили на ключевые должности ГБР, которое должно расследовать преступления против их патронов», — комментирует ситуацию журналист Александр Дубинский.

Фокус с Госбюро расследований, руководство которым Яценюк и Порошенко поделили между собой — может стать для них последним. Одна из важных функций ГБР — это расследование деятельности НАБУ. Подконтролного "вашингтонскому обкому". Видимо, в руководстве партии БПП (кошелек которой Кононенко отвечает за первого зама главы ГБР) и партии НФ (кошелёк которого Пашинский отвечает за голову ГБР) — решили, что смогут "победить" американцев…Ну-ну. Сайт: http://dubinsky.proФейсбук: https://www.facebook.com/dubinskyiФейсбук: https://www.facebook.com/dubinsky.proТелеграм: https://telegram.me/dubinskyproТвиттер: https://twitter.com/alexdubinskyiYouTube: https://www.youtube.com/c/DubinskyPro

Опубликовано Dubinsky.pro 17 ноября 2017 г.

В то же время, по мнению Руслана Бортника, хоть ГБР и концентрирует полномочия всех следственных органов, в том числе частично контролирует НАБУ, это ведомство не будет запущено в одночасье, поэтому, скорее всего, решение тут скорее тактическое, чем оперативное.

Так или иначе, само создание очередного антикоррупционного органа говорит о том, что НАБУ фактически оказалось загнанным в угол. И о том, что понятие антикоррупционный на Украине потеряет всякий смысл.

Порошенко боится побратимов больше, чем НАБУ

Такое мнение выразил в интервью Ukraina.ru политолог Сергей Белашко.

— Могут ли быть связаны нападки на НАБУ с перспективой политических амбиций его руководителя Артема Сытника?

— В гонениях НАБУ нет прямой связи с выборами. Была информация о том, что Сытник будет двигаться на премьера или на президента. Но это все домыслы, которые исходят из окружения Сытника, чтобы набить ему цену или придать политический вес.

Проблема в другом. Уменьшается ресурсная база. Один из основных ресурсов — поддержка Запада. Там люди не такие наивные, как рассказывал покойный Задорнов. Там на самом деле все видят и понимают. Все посольства, аналитические центры ситуацию на Украине оценивают в лицах и цифрах, где и в каком банке у кого счета. Эти претензии все громче и громче. Авансы уже давно розданы и потрачены, и их надо отрабатывать. А нет ни желания, ни возможностей. Вместо того, чтобы ответить на вопрос что делать, ищут ответ на вопрос: Кто виноват?

Учитывая политико-правовую культуру украинской элиты, можно брать любого, заводить уголовные дела и закрывать. Не потому что там все беспредельщики и уголовники, а потому что такая культура. Если ты работаешь в какой-то системе, то вынужден по правилам этой системы функционировать. Социально-управленческий механизм на Украине существует в режиме круговой поруки, поэтому существует кумовство, где приобретаются гарантии, что тебя не тронут.

В этих условиях им некого обвинять. Как показывает социология, то прошлая власть ассоциировалась с Азаровым и Януковичем, теперь она ассоциируется с Яценюком. И это бьет по тем деятелям команды Яценюка, которые сидят в правительстве. Тот же Владмир Омелян, который выполняет роль главного коррупционера.

Поэтому начинается контроль за силовыми структурами, у которых сейчас больше ресурсов, чем у Минфина и Минэнерго вместе взятых. Это доступ к возможностям собирать компромат на всех.

— Является ли НАБУ на самом деле независимой от президента структурой?

— Ничего такого отдельного на Украине быть не может. Все равно не обходится без родственных связей, кумовства. Люди в силовых структурах принимали участие в схемах при Кучме, при Ющенко, при Януковиче, при Порошенко. НАБУ создавалось, чтобы балансировать все другие антикоррупционные органы. Но на самом деле эта система сдержек и противовесов дает сбой.

Между всеми этими органами начинается конкуренция. НАПК формировали для того, чтобы это был баланс для НАБУ. А сейчас они друг друга обыскивают. Начинается конкуренция не только на уровне первых лиц, но и на фоне более мелких сошек.

— Связана ли отставка Геращенко с конфликтом вокруг НАБУ и персоны Сытника?

— По закону Антон Геращенко вообще не должен быть никаким советником ни на общественных началах, нигде и никак. Потому что в Конституции прописан принцип разделения властей. Рада — это законодательная власть, а МВД — это исполнительная. Если один человек будет принимать законы, а потом советовать, как их исполнять, то это полная чушь. У Геращенко нет конфликта с НАБУ, ему диктует глава МВД Арсен Авакова.

— Может ли конфликт между антикоррупционерами дать Порошенко возможность отложить создание Антикоррупционного суда?

— Антикоррупционный суд — это разговоры, которые не имеют ничего общего с борьбой с коррупцией. Чтобы коррупции не было, все суды должны быть антикоррупционными. Судам вернулось телефонное право, когда прокурор диктует судьям решение. Если оно не выполняется, то приводят отморозков, которые кошмарят суд — либо прокурорские, либо аваковские. То есть нет никаких ужасных фашистов, которые автономны, и руководствуются идеями Гитлера и Муссолини. Все это средний криминал под крышей силовых структур и используется для подчинения судов.

— Какова истинная цель США на Украине? Устранить коррупцию?

— США выстраивают свои модели, не потому что они альтруисты, а потому что эти модели дают им управлять странами. Так они управляют Южной Кореей, Японией, Мексикой, Колумбией, Чили. Южная Корея была изначально построена на коррупции, и основным коррупционным фактором выступала финансовая административная американская помощь. Затем эту систему перестраивали, и сейчас эту коррупцию практически преодолели. Борьба с коррупцией — это когда коррупция убирается снизу и переходит на более высокие уровне. Политическая коррупция есть всегда, но где то она сведена к нулю, как в Скандинавии.

— Притесняя НАБУ, не боится ли Порошенко потерять поддержку США?

Порошенко боится всех. Больше всего он боится своих побратимов. США далеко, а свои могут ему свернуть шею очень быстро. Аваков был своим для Порошенко и Ющенко. Точно также его сольют и Луценко, и Турчинов. У каждого из этих людей, первых лиц украинского политикума, есть своя история предательств.

Елена Гагарина, Ukraina.ru