Как-то незаметно выяснилось, что польская действительность так и не вышла из советского прошлого. Ей и в его стенах комфортно. А это польским властям никак не перенести. Только снести – все вместе.

В доме повешенного не говорят о веревке, но про нынешнюю шляхту иначе и не скажешь кроме как «рожденный в Польше летать не может». У него своя, низменная логика. Чтобы взять высоту, надо сравнять ее с землей. «Сталинскую высотку» в центре Варшавы необходимо снести как «символ советского господства», объявил министр внутренних дел Мариуш Блащак. Ее вид, объяснил он, формирует у общества неправильные взгляды. Зато вид с нее впечатляет. Это самая высокая в стране смотровая площадка. Тридцатый этаж. Столица как на ладони. И власть выглядит такой мелкой.

И кажется, что беспомощная возня. Но с претензией. Разрушить Дворец науки и культуры. Ну звучит же. С какой гордостью этот самый Блащак напомнил о том, что 99 лет назад, когда Польша обрела независимость, она первым делом на площади Пилсудского разобрала церковь. Ее ведь тоже – как символ имперской России. А «снос этого сооружения был бы прекрасным подарком на 100-летие», – подхватил тему замглавы Минобороны Бартош Ковнацкий. Действительно, что может быть лучше пустого места. «Вот горшок пустой, в нем секрет простой – он никуда не денется».

У военачальника от избытка чувств и энтузиазма даже руки зачесались. Заявил, что армия могла бы легко справиться с этой боевой задачей. Это было бы «прекрасное учение, прекрасная тренировка» для польских солдат, – поделился Ковнацкий своим Ковнацким планом. А и то верно. Совсем заскучали бойцы от безделья – за всем следят американцы. Тут же реальное дело. Освобождение Варшавы от социалистического наследия. Хотя здание относится к памятникам архитектуры. Но с памятниками здесь по нынешним временам разговор короткий. Одно слово – декоммунизация.

Высотка, правда, в «расстрельном» списке не значится, там 200 монументов солдатам Красной Армии. Но было бы желание. Аналог МГУ и, что самое сейчас неприятное, МИД России. СССР подарил его Варшаве в знак братской нерушимости в середине 50-х годов. Сам строил. Бескорыстно и под ключ. Здесь располагались центр польско-советской дружбы, редакции газет, Институт общественных наук. Но теперь-то ничем таким даже не пахнет. К тому же дареному коню в зубы не смотрят. А дареному дворцу – в окна.

Однако в эти не мешало бы и заглянуть. Офисы, турфирмы, театры, магазины, рестораны, вузы, выставки, конференц-залы. Никакой идеологии. Польская действительность в ассортименте. Но, получается, что не выходит она из советского прошлого. Ей и в его стенах комфортно. А это властям никак не перенести. Только снести. Дворец науки и культуры – это же Д.Н.К. А они того и хотят, чтобы сломать этот код. Хотя генетики не советуют. Говорят, та еще мутация начнется. Впрочем, уже началась. Память здесь уничтожают на клеточном уровне. А если судить по примитивным методам, то даже на одноклеточном.

Минобороны России, между тем, рассекретило документы о помощи Польше в военные годы. Объемы впечатляют, как сталинская высотка. Одного продовольствия в 1945 – на полтора миллиарда тех рублей. А еще части 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов восстановили пять тысяч километров железных дорог. Может, полякам их тоже разобрать?  Все равно дальше катиться уже некуда. Хотя, как и в истории с освобождением Освенцима, Варшава всегда может сказать, что это ей помогли белорусы и украинцы, а вовсе не русские.

Михаил Шейнкман, РИА Новости (радио Sputnik)