Мигранты углубляют размежевание в политическом сообществе ФРГ

В переговорах по формированию нового правительства Германии произошёл сбой: вопреки объявленным ранее планам, предварительные консультации между потенциальными коалиционными партнёрами будут продолжены – остаются разногласия в вопросах миграционной, климатической и налоговой политики.

Между тем по итогам выборов в бундестаг 24 сентября состав правительственной коалиции должен измениться: в правительстве «Меркель 4.0» младшими партнёрами христианских демократов, которых возглавляет канцлер, будут не социал-демократы из СДПГ (как в первом и третьем кабинетах), а либералы (Свободная демократическая партия, СвДП) и зелёные. В Германии такую тройственную коалицию называют «ямайкой» (цвета партий – черный, жёлтый и зелёный – такие же, как на флаге Ямайки).

На федеральном уровне «ямайка» в новинку, хотя все партии имеют опыт работы в общенациональном правительстве. Правда, у зелёных этот опыт скромнее (они входили в правительство в 1998-2005 гг.), чем у либералов. Оказавшись в 2013 г. вне стен парламента (не смогли преодолеть на выборах 5%-й барьер), либералы под руководством нового лидера Кристиана Линднера совершили рывок – на сентябрьских выборах набрали 11% голосов, причём получили максимум (почти 13%) в крупных землях Северный Рейн-Вестфалия и Баден-Вюртемберг. Зелёные получили 8,9%, то есть меньше, чем все остальные партии, которые с прошлого сентября представлены в бундестаге (СДПГ, «Альтернатива для Германии» и Левая партия).

Консультации в Берлине между потенциальными партнёрами в будущем федеральном правительстве показали, что самые серьёзные противоречия существуют не между зелёными и либералами, а между зелёным и демохристианами, точнее даже между зелёными и ХСС. Камень преткновения – отношение к мигрантам. У зелёных проиммигрантская повестка дня, у баварского ХСС – скорее антииммигрантская. Баварцам идти на компромисс тем труднее, что до следующих выборов в этой федеральной земле осталось меньше года, а вопрос о миграции стоит здесь особенно остро, потому что Бавария находится на юге Германии и сюда устремляется подавляющее большинство мигрантов: все прелести их наплыва здесь ощущаются сильнее, чем в остальной стране.

В чем конкретно заключаются разногласия?

ХСС и отчасти ХДС выступают за то, чтобы сохранить действующие ограничения по приёму членов семей мигрантов. В марте 2016 г. федеральное правительство на 2 года вперед ввело ограничения, согласно которым такое право предоставлялось только мигрантам, получившим статус беженца. Значительная часть мигрантов довольствуется правом на так называемую субсидиарную защиту, когда человеку на его родине грозит опасность; такой статус предоставляется сроком на год или два. Только мигранты со статусом беженца (не с субсидиарным!) имеют право на «привилегированное воссоединение с семьёй», когда государство берёт на себя обязательство по предоставлению жилья и социальных выплат всей семье. При этом членами семьи считаются супруги и несовершеннолетние дети (совместные или одного из супругов). Совершеннолетние дети и другие члены семьи могут претендовать на эти льготы только в особых случаях (война на родине или отсутствие средств к существованию к «особым случаям» не принадлежат).

В ХДС/ХСС считают, что отмена ограничений на миграцию в марте 2018 г. приведёт к дальнейшему возрастанию трудностей (включая финансовые) для самих мигрантов. Их поддерживает СвДП, и Линднер говорит не только о деньгах, но также о чрезмерной нагрузке на школы, о нехватке жилья. То есть труднее станет и коренным немцам.

Зелёные, со своей стороны, настаивают на том, чтобы «по гуманным соображениям» отменить ограничения, указывая на бесчеловечность отказа от приёма членов семей мигрантов. Пока демохристиане стоят на своём: глава комиссии по внутренним делам во фракции ХДС Армин Шустер считает, что нельзя уступать давлению зелёных, иначе в Германию будут вливаться ежегодно по 200 тыс. беженцев. Правда, поручиться не то что за точные, но даже за приблизительные цифры не может никто.

В настоящее время, по официальным данным, визу на воссоединение ждут 70 тыс. сирийцев и иракцев. В период с января 2015 по июнь 2017 г. были удовлетворены 102 тыс. заявлений о воссоединении семей от граждан Ирака и Сирии и 3 тыс. – от граждан Афганистана. Оценки масштабов потенциального воссоединения расходятся на порядок. Официальные данные (скорее, официальные ожидания), похоже, всё-таки серьёзно занижены, они рассчитаны исходя из коэффициента в среднем 0,28 человек на одного беженца. По таким расчётам в Германию приедут 120 тыс. членов семей. Противники миграции называют совсем другие цифры – 2 миллиона (оценка «Альтернативы для Германии») и даже 7 миллионов человек (такую цифру назвала вице-премьер баварского правительства в 2015 году). Томас де Мезьер, министр внутренних дел в третьем кабинете Меркель, уклончиво говорил о «колоссальном» количестве чужаков, которые могут прибыть в Германию.

Какие последствия этих разногласий, в случае если компромисс не будет достигнут? Либо переговоры с социал-демократами и создание вновь большой коалиции, либо перевыборы в бундестаг. СДПГ в лице Мартина Шульца категорически отвергает первый из вариантов, хотя эта показная принципиальность выглядит жалкой на фоне провальных выборных результатов партии. Второй вариант представляется маловероятным, поскольку никто не хочет снова затевать канитель с выборами. Как сообщают СМИ, партийное руководство ХСС считает, что нельзя допустить срыва переговоров. Утечка такой информации лишь усиливает переговорные позиции зелёных.

Надо полагать, что рано или поздно госпожа Меркель всё-таки станет «королевой ямайки». Затянувшееся шоу с переговорами о формировании правительства немцам уже надоело: согласно последним опросам, снижается доля сторонников такой коалиции и рейтинг политиков, втянувшихся в переговоры, в том числе канцлера Меркель. Что касается особо взбудораженных баварцев, то они недовольны компромиссами по мигрантам, на которые согласился председатель ХСС Хорст Зеехофер до такой степени, что большинство приветствует его отставку. Самым популярным политиком в глазах немцев вновь стал долгожитель немецкого политического Олимпа Вольфганг Шойбле, известный своими консервативными взглядами.

Наталия Меден, ФСК