Войдя в фазу кризиса в отношениях с рядом европейских соседей и не демонстрируя успехов в части проведения требуемых Брюсселем реформ, киевские власти надумали купировать существующие проблемы с помощью медийных технологий. Власти предержащие попросили ЕС о помощи в продвижении «хороших новостей» с Украины.

Бандеровцы: признание обречённости

Украину вполне можно назвать государством победивших медийных и политических технологий, с помощью которых микшируются многочисленные деструктивные тенденции, ставшие базисной составляющей государства и общества в последние годы. Взяв под плотный контроль информационное поле, правящие сумели добиться определенных успехов: к примеру, сегодня на Украине немалое количество людей, получивших качественное советское образование, не может уловить элементарные причинно-следственные связи между сносом памятников Ленину и ростом коммунальных тарифов.

Но то, что работает для внутренней аудитории, едва ли способно показать результат за пределами страны. Речь идет о предложении вице-премьер-министра Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванны Климпуш-Цинцадзе создать канал продвижения «хороших новостей» об Украине для европейского общества.

«Нам нужна помощь в продвижении хороших новостей с Украины. Хорошие, иногда даже скучные новости должны быть услышаны европейским обществом. Именно обществом, а не политиками. Мы знаем, что плохие новости без всякой помощи быстро находят свой путь к медиа. Но у нас нет возможности протолкнуть именно позитивные новости», — заявила Климпуш-Цинцадзе.

Вице-премьер пояснила, что новости, тиражируемые европейскими СМИ, создают неоправданно негативный имидж Украины, следовательно, граждане ЕС не желают видеть дальнейшего приближения Украины к Европе.

В принципе это всего лишь еще одна просьба выделить денег, к чему фактически свелась вся внешняя политика послемайданных властей. Впрочем, проблема куда глубже.

Во-первых, это острый дефицит позитивных новостей, что признают даже отдельные депутаты парламента от самой что ни на есть проевропейской «Самопомощи». На этом фоне показательным является заявление депутата-еврооптимиста Сергея Лещенко о том, что ЕС должен пригрозить Киеву отменой «безвиза», «если нападение на гражданское общество и рост коррупции продолжатся».

Во-вторых, едва ли европейское общество и бизнес всерьез интересуются Украиной. Европейские чиновники же и без того знают реальное положение дел на Украине и даже признают, что сознательно дают больше положительных оценок украинским реформам.

В данном случае попытки Киева повысить интерес к себе могут ударить бумерангом.

Вспоминается апрель 2016 года, когда в Нидерланды отправился «мощный десант» во главе с руководителем МИД Украины Климкиным агитировать местное население поддержать Соглашение об ассоциации с ЕС на консультативном референдуме. Как результат, явка повысилась на несколько процентов, перевалив за необходимые 30% (без чего результаты референдума были бы признаны недействительными), но большинство пришедших на избирательные участки проголосовало против ратификации соглашения с Украиной. Вследствие этого с подачи Нидерландов в конце 2016 года в Соглашение об ассоциации были внесены изменения, где прописаны невозможность присоединения Украины к ЕС и ряд других ограничений в вопросе сближения Украины с Евросоюзом.

В-третьих, на сегодняшний день наблюдается резкая депрофессионализация журналистского корпуса Украины, а ряд проектов, запущенных после Майдана, которые были рассчитаны в том числе на зарубежную аудиторию, провалился. Прежде всего, это телеканал Ukraine Today (UT), основанный в августе 2014 года. Уже 1 апреля 2016 года канал прекратил эфирное вещание из-за крайне низких рейтингов, а с 1 января 2017 года UT был окончательно закрыт. Вместо UT с 1 октября 2015 года вещает государственный международный канал UATV, рассчитанный на русскоязычную иностранную аудиторию, но и он демонстрирует очень низкие рейтинги, хотя, по словам спикера Рады Андрея Парубия, UATV создавался ради участия в информационной войне против «российской пропаганды». Также можно вспомнить социальную сеть Ukrainians, разрабатывавшуюся взамен заблокированных с мая 2017 года на территории Украины социальных сетей «ВКонтакте» и «Одноклассники», но уже 4 сентября 2017 года стало известно, что работа Ukrainians прекращена.

На днях в Грузии был ликвидирован аппарат государственного министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции, чьи функции переданы Министерству иностранных дел. Представляется логичным провести нечто подобное в Кабмине Украины, тем более что в МИД Украины имеется целых два европейских департамента.

Создание поста вице-премьер-министра Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции в правительстве Владимира Гройсмана, как показал опыт последних полутора лет, оказалось абсолютно бесполезным и ни на йоту не улучшило интеграционные перспективы Украины.

Денис Гаевский, RuBaltic.Ru