Пробудив монстра под названием «украинский национализм», нынешний режим старательно кормит его. Поит кровью на юго-востоке, согревает теплом от факельных шествий. Но это не домашний питомец, дрессировке не поддается.

Украина отказалась от Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.  Теперь в законе «О статусе ветеранов» война с фашистской Германией и с империалистической Японией будет называться «по-европейски»:  Вторая мировая. Зачем? Чтобы подчеркнуть, что Отечества, за которое воевали наши деды, уже нет. Все по Балабанову. Помните, в «Брате-2» на вопрос героя Сухорукова колоритный представитель украинской диаспоры отвечает: «Москаль мени не земляк».

То, что мы не братья и даже не земляки, нам пытаются объяснить давно. В украинской историографии не первый год существует термин «немецко-советская война». Переименование улиц в честь украинских нацистов, установка им памятников, факельные шествия – это все стало нормой для современной Украины. Ироничный смысл прилагательного «незалежная» является синонимом названия государства. «Незалежная» значит независимая. От чего или от кого не зависит или пытается не зависеть Украина, тоже понятно – от России. Стремление странное, но объяснимое.

Но не зависеть от своей истории – это не только странно, но и необъяснимо.

Нынешние власти, видимо, предлагают забыть, что «22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началась война». Война же началась Отечественная, тогда как Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года. Возникает вопрос: что делала Украина эти два года? Ответ мы знаем. Прирастала территориями от «пакта Молотова-Риббентропа», против которого сейчас так яро протестует киевский режим. Но не только.

В материалах Нюрнбергского трибунала есть документ, в котором прописан так называемый «Меморандум Канариса от 12 сентября 1939 года», согласно которому была поставлена задача организовать выступления находящихся под покровительством нацистов украинских организаций против поляков и евреев. И вскоре несколько сотен украинских националистов начали обучаться в немецких лагерях. Ну, тогда нынешнему киевскому режиму надо открыто заявить, что для них война началась в 1939 – на стороне фашистов!

Впрочем, если так, то для Украины она началась не как мировая, а именно как «отечественная» – в страшном и извращенном виде. Мельник, Бандера и другие «герои» нынешней Украины убили тысячи людей за свое «несоветское» отечество. Наверное, примерно такое, какое мы видим сейчас – в котором сносят памятники Красной Армии и воздвигают монументы помощникам нацистов.

Пробудив монстра под названием «украинский национализм», нынешний режим старательно кормит его. Поит кровью на юго-востоке, согревает его теплом от факельных шествий, тешит его самолюбие, увековечивая имена убийц и устанавливая им памятники.

Теперь этот монстр должен сплясать страшный танец на могилах миллионов убитых фашистами украинцев, которые сражались не только за свое отечество, но и за землю тех, кто сегодня принимает законы.

Еще какое-то время назад в украинских городах, селах, хуторах и поселках на домах ветеранов устанавливали таблички «Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны». Они призывали не забывать, гордиться и быть благодарными людям, которые жили в этих домах.

Сейчас монстр срывает эти таблички и вешает новые – «борцам за независимость Украины». Мемориальные доски, музеи и памятники «героям УПА*», появляются по всей «незалежной». В следующем году на Украине планируется празднование 150 памятных дат, на каждую из которых потратят от 800 тысяч до миллиона гривен. Нужно ли говорить, что это за даты и что это за память? Думаю, нет. Большая часть из этих 150 млн гривен будет принесено в жертву монстру под названием «украинский национализм».

Складывается ощущение, что украинские политики надеются приручить монстра. Они ошибочно полагают, что держат его на поводке. Но монстр слишком много получает и слишком быстро растет. И эта тенденция не нравится не только нам, но и полякам и венграм. Полагаю, она не нравится и немцам и французам, которым, кстати, и в голову не может прийти переименование станции «Сталинград» в парижской подземке.

Но что они могут сделать? Приструнить держателя поводка? Но ведь монстр может в любой момент сорваться с цепи, и тогда мало не покажется никому. В первую очередь тому, кто его кормил, наивно полагая, что это домашний питомец.

Алексей Тимофеев, радио Sputnik


*Организация запрещена в РФ