Раскрашенный на американской газетной карте в российские цвета Крым выявил перелом в международном сознании по вопросу государственной принадлежности полуострова

На днях газета New York Times, как до нее многие другие издания в разных странах, допустила вопиющую бестактность по отношению к Украине: опубликовала карту, где Крым обозначен как спорная территория. Более того, полуостров при этом был закрашен в тот же цвет, что и Россия.

Таких казусов после смены юрисдикции Крыма случалось уже очень много. Министерство иностранных дел Украины два года назад даже вынуждено было обратиться к сознательным согражданам с посланием, в котором призвало сообщать информацию о таких «ошибках». Сознательные сограждане сообщают, МИД рассылает возмущенные письма — работа спорится.

Но убедить внести коррективы удается далеко не всегда — редакции газет, учебников, путеводителей и других изданий откликаются вяло или не откликаются совсем. Та же New York Times отказалась исправлять карту наотрез.

Вообще, в последнее время единый хор осуждения России за «аннексию» украинской территории существенно поредел. Что можно проиллюстрировать результатами голосования в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи ООН по резолюции, осуждающей якобы имеющие в Крыму место нарушения прав человека: «за» проголосовала 71 страна, включая Латвию, Литву и Эстонию, против 25. Воздержались 77 стран — в основном африканские и латиноамериканские.

Во времена холодной войны тех, кто не выбрал геополитический центр силы, называли неприсоединившимися. Современная ситуация говорит о том, что число неприсоединившихся государств опять возросло. Им, по сути, все равно, кому принадлежит Крым, они руководствуются корыстными интересами и не желают ссориться с центрами силы — ни с США, ни с Россией.

Колебание при голосовании за важную для геополитических конкурентов резолюцию, возможно, самое яркое свидетельство того, что однополярный мир остался в прошлом.

Когда именно это произошло, сказать трудно. Можно было бы назвать 30 сентября 2015 года — день, когда ВКС РФ вмешались в сирийский кризис по приглашению правительства САР. Однако на тот момент многие считали участие России в ближневосточном урегулировании «авантюрой» и даже «вторым Афганистаном». Правильнее было бы зафиксировать какую-нибудь более позднюю дату, когда наступил перелом в войне с террористами. И стало очевидно, что Москва, оказывается, способна проводить сложные операции вдали от своих границ и с минимальными потерями. А что самое главное — добиваться результата.

На карте мира появился если не новый, то основательно забытый старый игрок

Сегодня, если принимать во внимание голосование по вышеупомянутой резолюции, условный Запад и столь же условный Восток разделены в пропорции примерно один к трем. Причем западные страны далеко не всегда голосуют по собственной воле, а, скорее, выступают единым идеологическим фронтом. Чем удивительным образом напоминают социалистический блок в пору его расцвета.

Страны Балтии, по сути, попали из огня да в полымя — давайте признаем откровенно, что ни о какой независимости говорить не приходится, одна идеология всего лишь сменила другую. Причем «партийная дисциплина» сегодня едва ли не строже, чем была в позднем СССР. Во всяком случае, открытая дискуссия на краеугольную для современного мироустройства тему «чей Крым» здесь не ведется. Речи и статьи составлены по заранее известным лекалам, в них озвучивается лишь одна, идеологически выверенная, позиция.

Резолюция содержит выводы о нарушении прав человека в Крыму, однако известно, что миссия управления Верховного комиссара ООН сама Крым ни разу не посетила — представители опросили лишь тех, кто с 2014 года живет на материковой Украине. И тем не менее «западный блок» не усомнился в этих свидетельствах, хотя на полуострове со времен его воссоединения с Россией побывали сотни, если не тысячи публичных персон, включая депутатов Европарламента. Их мнение о том, как живется крымчанам при новой власти и хотят ли они вернуться на Украину, никого не интересует.

Довольно странно сегодня наблюдать, как США используют хорошо себя зарекомендовавший в прошлом инструмент — борьбу за права человека – как рычаг давления на Россию. Ведь в наше время, когда границы открыты, легко проверить все приведенные факты – достаточно приехать на полуостров и пройти по всем упомянутым адресам. Но когда под угрозой идеология, сомнений быть не должно.

Истина в геополитических интригах лишь мешает. Требуется вера в мудрость высших сил, беспрекословное подчинение и арифметический подсчет результата. Не думаю, что он удовлетворил инициаторов. Скорее всего, потому, что за последнюю четверть века члены ООН неоднократно становились свидетелями весьма разрушительной борьбы за права человека и демократию, и теперь этот прежде надежный инструмент вызывает подозрения.

Тем не менее он упрямо используется, и не стоит рассчитывать на то, что используется под влиянием эмоций, без плана. Возможно, готовится демарш на Генассамблее ООН, и США пытаются понять расклад сил для будущей атаки.

Год назад за резолюцию по Крыму в украинской редакции проголосовало 70 государств, то есть за год удалось перетянуть на свою сторону всего одну страну. Прямо скажем, негусто. Члены ООН, совсем недавно боявшиеся гневного окрика из Вашингтона, явно осмелели.

Многополярный мир стал реальностью.

Павел Шипилин, Sputnik