Гулким эхом в украинско-сербских отношениях отозвались слова посла Украины в Сербии Александра Александровича о том, что Сербия во всем зависима от России, недостаточно строго реагирует на участие своих граждан в войне в Донбассе на стороне Л/ДНР, причастна к российским провокациям против Македонии, Черногории, Косово и Боснии и Герцеговины и пытается уничтожить Европу через дестабилизацию Западных Балкан.

Госсекретарь МИД Сербии Ивица Тончев заявил, что выпад Александровича — попытка испортить отношения Белграда и Москвы. «Я хотел бы обратиться к МИД Украины и правительству Украины с просьбой сообщить Александровичу о недопустимости такого поведения», — отметил Тончев.

Выпад Александровича в адрес Сербии – это набор фальшивых популистских заявлений. Россия не стравливает косовских сербов с албанцами. Сербы в Косово – крайне малочисленное и крайне угнетённое меньшинство, не способное сопротивляться албанскому давлению. Но выступать на стороне угнетённых не в традициях украинской дипломатии, потому Александровичу приходится переворачивать все с ног на голову.

Сербия и Россия выступают за сохранение Республики Сербской в Боснии и Герцеговине, Запад же стремится к её ликвидации и полному уничтожению геополитической субъектности сербов, что взорвет и без того хрупкий мир на Балканах.

Сербия вовсе не стремится к дестабилизации Македонии. Ей совершенно не нужен новый очаг нестабильности у своих границ. Разделить Македонию на сербскую и албанскую части предлагает Запад, но Александрович не осмеливается об этом сказать. Как говорится, скажи мне, кого ты не смеешь критиковать, и я скажу, чей ты раб.

Самую решительную отповедь Александровичу дал председатель сербской Радикальной партии Воислав Шешель. Он потребовал выгнать Александровича из страны, затем, выступая в парламенте, заявил: «Александрович гнусно лжёт и клевещет против сербского народа… Представьте себе, у него имя на новоиспечённом украинском языке, а фамилия на русском – Олександр Александрович. Он заявил, что Россия обучает сербских наёмников убивать украинцев. Нет никаких наёмников в России и на русских землях, и никто не убивает украинцев. В русской Донецкой области борются сербские добровольцы на сербской земле. Эта область – Славяносербия – была создана в XVIII в. русской царицей Елизаветой Петровной. Есть ещё сербская земля, которая находится под оккупацией украинских нацистов – это Новая Сербия на территории современной Кировоградской области».

Трудно более ёмко и сжато, чем это сделал Шешель, передать нелогичность украинской внешней и внутренней политики и самого политического украинства. И ФИО посла – явление лингвистического эксперимента, когда малороссийское наречие по политическим соображениям выделили в отдельный язык. Уроженец Тернополя Александр Александрович несёт след этого эксперимента на себе. Кстати, вряд ли случайно послом в Белград назначен именно он. Кому ещё наблюдать за русско-сербской дружбой и пытаться вставить ей палки в колёса, как не поклоннику Бандеры и Шухевича?

И Славяносербия, и Новосербия появились задолго до того, как появилась сама Украина в политическом смысле слова. Никто из малороссов в XVIII в. не называл себя украинцами в современном понимании этого слова, и даже Перемышль, самый западный регион Руси (сейчас в составе Польши, в 15 км. от границы с Украиной), местное население называло тогда русским.

Славяносербия и Новосербия возникли в иной политической реалии, совершенно не согласующейся с тем, что творится на Украине сегодня. Для сербской народной памяти Славяносербия и Новосербия навсегда связаны с Российской империей, но не с нынешней дико националистической Украиной.

Участие граждан Сербии в вооружённом конфликте в Донбассе на стороне ополчения – ещё один пункт, разделивший Белград и Киев. СБУ докладывала, что таких сербов было около 300 человек. Официальный Белград инициировал судебное преследование ополченцев-сербов, но украинский посол считает, что Белград должен действовать жёстче.

Закономерен вопрос: почему сербы вступали в ополчение Л/ДНР? Для ответа на него надо вернуться в середину 1990-х, когда в бывшей Югославии полыхала война. Хорваты, албанцы и боснийцы, используя националистическую идеологию и пользуясь поддержкой США и НАТО, уничтожали сербов — единственный на Балканах народ, обладавший реальной геополитической субъектностью и не подчинявшийся диктату Запада.

Россия выразила протест против действий западных стран. Украина, желая понравится Западу, молчала и вовсе не вспоминала, что на её территории есть Славяносербия и Новосербия, дорогие сербам названия. Выступать на стороне угнетённых – не в традициях украинской дипломатии.

Зато украинские националисты из УНА-УНСО* оказались активнее украинских дипломатов и стали решать, на чьей стороне им воевать на Балканах? Одни считали, надо поддержать православную Сербию, другие – католическую Хорватию, потому что сербы — друзья русских, и уже за это достойны смерти.

В итоге решили Сербии поддержку не оказывать и всей душой болеть за хорватов, албанцев и прочих всех, кто против сербов. В рядах хорватских боевиков появились добровольцы УНА-УНСО. В хорватах унсовцев привлекало многое: националистическая идеология, оправдание преступлений хорватских националистов в годы Второй мировой, желание убить как можно больше «балканских русских», т. е. сербов. Глядя на хорватских националистов, украинские нацики, как в зеркале, видели себя.

Об участии ряда боевиков УНА-УНСО в войне на Балканах прекрасно знали в СБУ, но ничего не делали. Украина упивалась свежеприобретённой самостийностью и считала, что антироссийским силам надо предоставить свободу действий.

Сегодня УНА-УНСО растворилась в «Правом секторе». Её боевики воюют в различных нацбатальонах против Донецка, Луганска и Славяносербии. Так стоит ли удивляться желанию сербов отплатить украинским неофашистам той же монетой?

*организация запрещена в РФ

Владимир Дружинин, «Одна Родина»