Темпы восстановления территориальной целостности исторической России эффективно сдерживаются Западом ввиду сохраняющейся сырьевой привязки постсоветских экономик к западному проекту неоколониальной глобализации

Спустя три с лишним года после начала вооруженного сопротивления незаконному киевскому режиму на востоке Украины, один из крупнейших городов этого региона Мариуполь остается под пятой бандеровских оккупантов.

Между тем, военно-политическое значение этого города в общем контексте борьбы за освобождение Украины от гнета проамериканской марионеточной клики более чем уникальное.

Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на карту юго-восточной Украины. И убедиться в том, что западнее Мариуполя на сотни километров, вплоть до самого Херсона, раскинулась полупустынная сельская местность с редкими и относительно малонаселенными, провинциальными городками.

С военной точки зрения – это оперативный простор, создающий самые благоприятные условия для развития наступления. И крайне невыгодное местоположение для войск киевского режима, которым в этом чистом поле зацепиться для организации сколько-нибудь прочной обороны будет практически не за что.

И это не говоря уже о том, что следующие за Мариуполем крупные города, такие как Херсон, Николаев и Одесса являются, несмотря на все усилия киевского режима, очагами потенциального сопротивления оккупационной власти, которые неминуемо взорвутся в условиях приближения к ним освободительной волны.

Порукой тому – умонастроения основной массы местного населения, которое в том же Николаеве, по данным местного губернатора Савченко, на 70% «скрытые сепаратисты», или в Одессе, где местные уникумы – приверженцы режима постоянно жалуются на страшную жизнь в окружении сплошных сторонников Русского мира.

Да что там Одесса, если даже украинские депутаты из соседнего с Мариуполем Мелитополя не стесняются во всеуслышание говорить, что их земляки могут уйти в Россию вместе со своим городом.

Таким образом, Мариуполь в военно-политическом отношении является ключевым городом всей войны на востоке. И от того, в чьих руках он будет находиться, зависит исход этой войны и судьба всей исторической Новороссии и того, что останется от Украины.

Враг хорошо понимает значение этого города и поэтому сосредоточил там самые благонадежные бандформирования типа неонацистского «полка» «Азов». Тем не менее, операция по освобождению Мариуполя с сугубо военной точки зрения особой сложности не представляет. И может, теоретически, стать ассиметричным ответом на очередную попытку киевской хунты штурмовать в лоб главные города Донбасса – Донец и Луганск.

В этом случае войска народных республик, которые уже неоднократно доказали свое умение сбивать спесь с киевских «мыздобулов» и ставить их на «котловое довольствие», после завершения первого обязательного этапа — перемалывания в мелкую муку наступательных группировок врага на главных направлениях и неизбежной в этом случае массовой деморализации личного состава противника, получат возможность для осуществления мощного флангового движения в направлении Мариуполя.

Причем вовсе не обязательно штурмовать этот густонаселенный русский город в лоб и втягиваться в кровопролитные уличные бои. Севернее Мариуполя находится в принципе незащищаемый участок линии фронта, расположенный в такой же полупустынной, «безопорной» местности. Который в этом случае наверняка станет наиболее подходящим участком прорыва с целью выхода в тыл мариупольской группировке «ВСУ», нарушения всех её тыловых коммуникаций и принуждения к безоговорочной сдаче.

То есть, если рассматривать ситуацию строго с военно-стратегической точки зрения, то условия для развития наступления с целью освобождения, как минимум, Большой Новороссии, представляются самыми благоприятными.

Однако есть и другой, не менее важный, ракурс рассмотрения данной темы – социально–экономический. Который далеко не столь обнадеживающий. Но который, тем не менее, приходится учитывать, если мы хотим оставаться на почве реальностей.

Дело в том, что тот же Мариуполь является крупнейшим центром черной металлургии Украины. Почти 90% предприятий этого полумиллионного города связаны с выпуском металлургической продукции. И что самое главное, больше двух третей этой продукции уходит на экспорт, в котором доля всех стран СНГ, включая Россию, меньше 10%. То есть 90% главной продукции Мариуполя экспортируется на так называемый «мировой рынок» — от Евросоюза до Африки. К гадалке ходить не надо, чтобы понимать — этот рынок будет открыт для Мариуполя ровно до тех пор, пока сам город будет оставаться в составе оккупированной бандеровцами Украины. Такова жестокая но, увы, неоспоримая реальность.

Справочно:

География экспорта черных металлов из Украины следующая: страны ЕС – 33,5%, страны Африки – 20,7%, страны Восточной Европы – 19,2%, страны Ближнего Востока – 13,2%, страны СНГ – 7, 2%, другие страны – 6,2%.

Как только этот город будет освобожден от оккупантов, Запад, вне всяких сомнений, распространит на него тот же режим экономической блокады, который он сейчас применяет к Крыму и к освобожденной части Донбасса.

В результате Мариуполь станет городом закрытых заводов и поголовной безработицы.

Во времена СССР с этим не было бы никаких проблем. Любая освобожденная территория в период той же Великой Отечественной войны моментально включалась в общесоюзный производственный план и, чем больше продукции она производила, тем было лучше для всей страны. Которая от каждой такой прибавки только крепла и богатела.

Но сегодня совсем другие времена. Продукция мариупольских металлургов не может быть просто в одночасье переориентирована на Россию. Потому что против этого в первую очередь выступят хозяева российских металлургических заводов, которые полностью контролируют местный рынок и совершенно не нуждаются в конкурентах. Тем более, что этот внутренний рынок достаточно ограничен и сами российские металлурги активно экспортируют свой товар на Запад.

Конечно, можно предположить, что в целях избавления от конкуренции в торговле с Западом некоторым российским олигархам может быть выгодно закрытие той же мариупольской «Азовстали» и других тамошних предприятий. Но это никак не решает проблему полумиллиона голодных ртов, которых освободителям все равно придется кормить.

Ситуация, при которой в самой России может возникнуть существенный рост внутреннего спроса на продукцию черной металлургии и вообще тяжелой промышленности может возникнуть только в том пока чисто гипотетическом случае, когда доминирующая ныне экономика большой нефтегазовой трубы уйдет в прошлое и Россия встанет на путь новой самодостаточной модернизации и индустриализации. Которая, в свою очередь, будет невозможна без достаточно жесткого государственного руководства этим процессом. То есть без перестройки всего социально-политического каркаса государства российского с обязательным удалением из него явно злокачественного либерально-сырьевого флюса.

Только в этом случае никто на российском корабле не будет лишним. И каждый лишний станок, а тем более металлургический комбинат, будут становиться только желанной и весомой прибавкой к совокупной мощи Отечества, а не бесполезной обузой для «эффективных менеджеров», как сегодня.

И тогда лишним не будет не только Мариуполь, но и вся Украина. А пока его военное освобождение принесет только указанные выше полмиллиона лишних голодных ртов и никаких экономических перспектив. Именно поэтому утверждение о том, что Запад манипулирует процессами, происходящими на всем постсоветском пространстве, используя его в качестве сырьевого придатка и тормозя любые изменения, ведущие к нашему объединению и обретению былой силы, представляется мне отнюдь небеспочвенным. А роковая роль этого обстоятельства в судьбе оккупированного Мариуполя и всей Новороссии едва ли не главной.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов