Волна разоблачений, связанных с сексуальными домогательствами, перестала быть внутренней проблемой Голливуда и постепенно превращается в политическое орудие. И главная жертва, намеченная организаторами массовой истерии, это президент США. Обвинение в харрасменте станет идеальным поводом для его импичмента.

Уже несколько месяцев американцы живут в реальности, которую журналисты называют «мир после Вайнштейна». Начавшись с разоблачения интрижек известного кинопродюсера, секс-скандал распространился на все сферы общественной жизни как лесной пожар.

В домогательствах, харрасменте, неприемлемых прикосновениях, неприличных намеках и сальных взглядах обвиняются высокопоставленные сотрудники Google и Tesla. В зону особого риска попали телеведущие и звезды шоу-бизнеса, комики и проповедники, бизнесмены и активисты, словом, практически все известные и влиятельные мужчины страны.

Разумеется, политики исключением не стали. Чернокожего активиста Джесси Джексона, вымогающего деньги у компаний, которые, по его мнению, недостаточно поддерживают цветные меньшинства, обвинила в приставании журналистка Дэниэль Янг. Три года назад преподобный Джексон, по ее словам, «обшарил ее взглядом», ущипнул за ляжку и неприлично пошутил. Как ни странно, известный своим взрывным характером Джексон смиренно принес извинения.

Разобравшись с левым Джексоном, пресса взялась за правого Роя Мура. Известный консервативный политик и бывший верховный судья штата Алабама в свое время отказался выполнять решение Верховного суда США о легализации однополых браков и был уволен с должности. Это отразилось на популярности Мура – на днях он выиграл праймериз республиканцев и теперь будет бороться за пост сенатора от родного штата, хотя его соперника поддерживал сам президент Дональд Трамп.

Либеральные медиа давно точили зубы на Мура, и его претензии на Конгресс стали последней каплей. И вот газета The Washington Post опубликовала откровения некоей Ли Корфман, моментально перепечатанные практически всеми либеральными СМИ. Она заявила, что почти сорок лет назад Мур пытался склонить ее к интимной близости, хотя ей тогда было всего 14 лет.

Многие детали ее рассказа выглядят неправдоподобными. Например, Корфман утверждала, что политик звонил ей по телефону, но ее мать говорит, что никакого телефона у нее в комнате не было, а вести интимные разговоры из гостиной ей никто бы не позволил. Однако в том-то и хитрость обвинений в харрасменте, что доказательств от жертвы никто и не ждет.

Мур – отец четверых детей, 32 года живущий в браке – заявляет о своей полной невиновности и утверждает, что это политическая «заказуха» со стороны демократов. Однако отмыться от ничем не доказанных обвинений практически невозможно. К Ли Корфман присоединились еще три женщины: по их словам, Мур звал их на свидания, целовал, а одну угостил вином в ресторане, хотя ей было только 18 лет. Эти «преступления» якобы имели место в 1977-1982 годах.

Параллельно идет атака на 41-го президента США Джорджа Буша-старшего. Уже шесть женщин обвинили тяжелобольного 93-летнего старика в том, что он хватал их за «пятую точку» во время совместного фотографирования. Один случай произошел в 2003 году, другой – в 2006-м. Остальные – позднее, когда страдающий от болезни Паркинсона Буш был уже прикован к инвалидной коляске. Его пресс-секретарь исправно приносит извинения от лица бывшего президента.

У разворачивающейся на наших глазах травли есть несколько характерных черт. Во-первых, ни одна из жертв не предъявила никаких доказательств. Во-вторых, в большинстве случаев речь идет о «делах давно минувших дней», — зачастую обвиняемый о случаях «недопустимого поглаживания» просто не помнит. Тем более, что помнить там особо нечего: жертвы харрасмента практически всегда избегают прямого обвинения в изнасиловании. Вероятно, потому, что повлекло бы за собой серьезное уголовное дело – адвокаты обвиняемого в ответ легко могут обвинить истицу в клевете.

У либеральных обозревателей на это свой ответ, да еще какой: хорошим тоном стало предложение не распространять основу правосудия – презумпцию невиновности на случаи харрасмента. Если жертва так сказала, значит, ты виновен.

Мощная массовая истерия как-то затмевает тот факт, что мы обсуждаем отнюдь не уголовные преступления, а нелепые поступки. Рой Мур сорок лет назад якобы звонил девушке по телефону. Пьяный в хлам Кевин Спейси тридцать пять лет назад повалил кого-то на диван. Дастин Хоффман тридцать лет назад в ответ на вопрос молоденькой ассистентки, хочет ли он яйцо на завтрак, пошутил: «Мне яйцо вкрутую и клитор всмятку».

Жертвы этих «преступлений» утверждают, что им была нанесена психологическая травма, мучающая их до сих пор. А обвиняемые зачастую не могут понять, что же конкретно им инкриминируется. Однако каются и извиняются – возмущенная общественность должна получить хотя бы минимум из того, что требует (иные требуют чуть ли не линчевания).

С некоторым трудом часть обвинений можно квалифицировать как «сексуальное домогательство» или «непристойное поведение на публике», однако срок давности для незначительных нарушений закона истек много лет назад. Подавляющее большинство инсинуаций в реальном суде не стоили бы ничего. С точки зрения права, это чистая фикция. Но организаторы этой истерии сознательно действуют в неправовом поле.

Вне гражданских дел и открытых судов богатые и влиятельные «белые цисгендерные мужчины» теряют работу и репутацию. От них уходят жены и отрекаются семьи. Их лишают наград, выгоняют из профессии, подвергают бойкоту и остракизму.

Граница между тем, что можно, а что нельзя, стремительно размывается. Журнал «Нью-Йоркер», например, раскручивает историю чернокожей сотрудницы «Тесла», которая подала на руководство компании в суд за то, что ее не повысили в должности. В итоге из «Теслы» ее уволили. Либеральные журналисты утверждают, что она стала жертвой расизма и сексизма, которые якобы царят в компании Илона Маска. Это, по их мнению, тоже случай харрасмента.

Таким образом, «харрасмент» (сексуальные домогательства) из юридического термина превратились в жупел. По этому обвинению можно привлечь практически любого.

«Каковы теперь правила? – с тревогой спрашивает колумнист The Daily Beast. – Многие нормальные парни (не такие, как Вайнштейн) мучаются вопросом, не нарушили ли они когда-нибудь какие-то правила и не будут ли их теперь за это публично шельмовать».

Всё это выглядело бы массовым помешательством типа маккартизма или охоты на ведьм. Но если предположить, что конечной целью всей этой истерии является превращение обвинений в харрасменте в политическое оружие и атака на президента Трампа, тогда все сходится.

Либеральная общественность уже пыталась атаковать Трампа на сексуальном фронте в разгар президентской кампании 2016 года. Но тогда он заткнул рот критикам, пригрозив позвать на теледебаты с Клинтон Дженнифер Флауэрс – бывшую любовницу Билла Клинтона, которая могла многое рассказать о харрасменте со стороны президента-демократа.

Первая атака провалилась, но провалилась в том числе потому, что общественность не была достаточно разогрета, активисты еще не умели обеспечивать поддержку голословным обвинениям, а информационные «пушки» стреляли невпопад. Даже разглашение разговора Трампа о женщинах в мужской раздевалке («Если ты звезда, женщины тебе все позволят», – сказал он тогда) сошло кандидату с рук. Теперь подготовка ведется гораздо тщательнее.

В массовом помешательстве на тему харрасмента заметны руки режиссеров. Кампании в соцсетях, бесконечные разоблачения в прессе и на ТВ – все это создало подходящую атмосферу. Сегодня демократическая массовка готова буквально растерзать любого, кто замешан в секс-скандале в позиции «агрессора». При этом обвинения в равной степени сыплются на правых и левых, политиков-консерваторов и звезд Голливуда, выступающих в поддержку демократов. И кажется почти невозможным обвинить последних в том, что таким образом они шельмуют соперников – республиканцев.

Как говорят в подобных случаях садовники, «почва подготовлена».

После этого в газете The New York Times появилась раздумчивая статья о том, что доля вины за атмосферу вседозволенности и сексизма лежит на Билле Клинтоне с его многочисленными любовными связями. Теперь Трамп уже не может припомнить президенту-демократу его грешки – за него это уже сделали.

А 20 ноября в продажу выйдет новый номер влиятельного (особенно – среди интеллектуальной элиты) журнала «Нью-Йоркер» с установочной статьей «Случай Вайнштейна и президентство Трампа». Известный политический обозреватель Дэвид Ремник напоминает читателям о сомнительных интрижках Трампа с королевами красоты и требует их расследования в конгрессе.

«Хватание за грудь и половые органы, насильственные поцелуи, – таков президент Соединенных Штатов Америки», – пишет он. И подчеркивает: очевидно, что Трампа не взял бы на работу в офис ни один вменяемый кадровик. «Как же этот человек может руководить самым главным офисом на планете?»

Время покажет, удастся ли демократам отправить Трампа в отставку под предлогом харрасмента. В Великобритании скандал с домогательствами (реальными или мнимыми) уже вызвал политический кризис. 1 ноября министр обороны Соединенного Королевства Майкл Фэллон подал в отставку из-за обвинений в том, что много лет назад потрогал за коленку журналистку. Уэльский министр Карл Сарджент 7 ноября и вовсе повесился, будучи обвиненным в домогательствах. До этого его исключили из Лейбористской партии и сняли с поста министра, однако в чем заключается суть обвинений, он так и не узнал, следовательно, не мог и оправдаться.

Возможно, демократам удастся найти женщин, которые обвинят Трампа в харрасменте (нашли же таких под выборы; и, кстати, где они?). Трибуна для них уже готова. А если до отставки дело все-таки не дойдет, информационная война против президента сделает его еще более беспомощным – и на мировой арене, и в собственной стране.

Виктория Никифорова, ВЗГЛЯД