The New York Times так и не стала исправлять карту, на которой Крым обозначен одним цветом с РФ – но с пометкой «спорная территория». Хотя посольство Украины и уверяло, что бесспорная. В редакции лишь пожали плечами: разбирайтесь, дескать, сами.

Ласточкино гнездо

В каждой строчке только точки, поется в одной популярной в советские времена песне. Украинская Верховная рада внезапно добавила в каждый (!) абзац законопроекта о реинтеграции Донбасса вопрос о «возвращении Крыма».

В Госдуме креатив оценили. Депутат от крымского региона Михаил Шеремет сказал: «Это очередной блеф… Планы, которые они рисуют насчет Крыма – невыполнимые, и даже надежды никакой нет на те мечты, которые они хотят реализовать»… В общем, как у Пушкина: мечты, мечты, где ваша сладость?

В соцсетях пользователи отреагировали менее дипломатично, чем депутат. Один из них советует: учите историю… Другой подозревает, что без американцев в украинском законе дело не обошлось. Впрочем, американским СМИ не до этого – они вновь оправдываются. Что-то с обозначением на карте Крыма у них опять не так вышло. Какой-то он слишком российский получился.

А тут еще Белоруссия проголосовала в ООН против украинского проекта резолюции по Крыму. Первый замглавы Верховной рады Ирина Геращенко в своем аккаунте в соцсетях написала, что Минск воткнул Киеву «нож в спину». Причем это происходит уже во второй раз. Получается, что это уже «чисто белорусское убийство»…

И еще. Но не о Крыме, а уже о самой Украине. Американцы сделали тонкий намек. Что уже само по себе удивительно. Тонко они умеют обычно плохо. А тут бывший спецпредставитель США по вопросам энергетического сотрудничества Амос Хокстин сказал, что создание единого энергетического пространства в Европе пока невозможно.  По его словам, нет европейской энергетической проблемы. Есть Восточная Европа со своими проблемами, и Западная Европа, у которой собственное портфолио. Дескать, Европа подождет. Самое интересное: американский чиновник сделал свое заявление аккурат в преддверии первых зимних холодов в Старом Свете. Он на что-то конкретное намекает?…

А Хокстину все же хочется попенять: что ж вы все зады повторяете?! Ведь афоризму про то, что Европа может подождать, уже много-много лет. Справьтесь хоть в пьесе Скриба «Стакан воды». Позднее этот афоризм повторил российский император Александр III. Он не очень жаловал Европу, справедливо полагая, что от нее один только дискомфорт, как говорила героиня другой пьесы – «Покровские ворота».

Император отдыхал в своей загородной резиденции – на утренней зорьке сидел с удочкой. Ему докладывают, что в Петербурге его аудиенции ожидают иностранные послы. Александр III на это сказал: когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать…

Владимир Филиппов, радио Sputnik