К середине ноября 2017 года НАТО и ЕС провели важные военно-политические мероприятия. 8 ноября 2017 года в Брюсселе в штаб-квартире альянса состоялось заседание Совета министров обороны НАТО. А спустя пять дней, 13 ноября, в том же Брюсселе министры иностранных дел и обороны 23 стран ЕС в торжественной обстановке подписали соглашение о Постоянном структурированном сотрудничестве (PESCO) в области обороны. На практике по составу своих участников, но и не только, эти два мероприятия в значительной степени пересеклись. Содержательно они дополняют другу друга.

Из проекта PESCO, обещают еврооптимисты, со временем вырастут единые европейские вооруженные силы. На сегодняшний день PESCO, направленное на развитие кооперации по военной логистике и тылу, а также производству вооружений, является главным и пока единственным плодом заявленного общеевропейского военного сотрудничества.

На протяжении десятилетий Европа могла наращивать интеграцию в области экономики и политики, но не в военной сфере. На старте европейского сотрудничества в 1954 году его начальные участники сказали «нет» планам «Европейского оборонного сообщества». Вопросы европейской обороны были целиком делегированы НАТО, за которым стояли США. Оборонный союз в Европе в течение 60 лет оставался вне рамок практической политики, которая целиком ориентировалась на НАТО. Сейчас в комментариях к созданию PESCO часто утверждается, что выход Великобритании из ЕС и приход президента Дональда Трампа в США заставили европейцев самим заняться своей обороной, не рассчитывая особо на НАТО.

На практике вопрос ставится не о формировании военного союза или создании европейской армии. Эта амбициозная цель маячит где-то далеко впереди. Европейское оборонное сотрудничество, по-прежнему, не имеет смысла с точки зрения конкуренции с НАТО. Договор ЕС обещает помощь государствам-членам в случае нападения. Однако это положение не сопоставимо содержательно с пятой статьей Североатлантического договора. Коллективная оборона остается в прерогативах НАТО. Насколько серьезно «суверенная» Европа должна восприниматься в случае военного конфликта, зависит не только от военного потенциала, но прежде всего от готовности принимать совместные решения. И принимать их достаточно быстро.

Поэтому в Евросоюзе при создании PESCO обещали, что дублирования функций НАТО не будет. Более того, по словам верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, PESCO позволит усилить работу Североатлантического альянса. НАТО в целом без каких-либо возражений поддержала этот проект.

Вне рамок PESCO остались Дания, Ирландия, Мальта и Португалия. У них есть возможность присоединиться к инициативе позже. Участие в проектах в рамках PESCO является добровольным. Однако если государство согласилось к ним присоединиться, то оно должно взять на себя конкретные обязательства и реализовывать их. Эти обязанности со сроками их выполнения будут прописывать в национальных планах. В PESCO предусмотрено участие и стран, не входящих в ЕС. Пригласить их могут в порядке исключения и за «значительную добавленную стоимость в проект».

Пока что общеевропейское военное сотрудничество ограничивается целью повысить эффективность при повышении военных бюджетов до требуемых НАТО, сэкономив при этом ресурсы. Серия проектов PESCO предназначена для того, чтобы европейские вооруженные силы могли действовать сообща быстрее и лучше. Основная идея PESCO — повысить эффективность военных расходов посредством повышения кооперации и разделения усилий на основе специализации между участниками проекта. Соглашение создаст обязательные правила для увеличения расходов на оборону — что и нужно НАТО. Кроме того, соглашение потребует от европейских стран сотрудничества друг с другом при разработке и покупке новой военной техники, что в конечном счете облегчит снабжение войск. Проект предполагает прежде всего унификацию вооружений. До сих пор европейцы могли себе позволить 17 типов танков, 29 типов фрегатов и эсминцев и 20 типов боевых самолетов. Проекты PESCO планируют пересмотреть подобный подход.

Что касается совещания министров обороны НАТО, то оно также было посвящено проблемам «качества» военной деятельности на «европейском театре военных действий», но с другой стороны — командования и логистики.

Ключевым компонентом НАТО является надежная и гибкая командная структура. На совещании было объявлено, что НАТО намерена восстанавливать свои командования на континенте в полном объеме, как это было во время холодной войны. Боевая командная структура НАТО в годы холодной войны в Европе насчитывала 22 тыс военнослужащих и 33 командные структуры. Теперь — 7 тыс человек и 7 командных структур. НАТО намерена не только восстановить свои прежние командные структуры, но и добавить к ним новую — по кибероперациям. Министры договорились о создании нового центра для кибер- операций в рамках «контурного проекта адаптированной структуры командования НАТО». Кибер-активность становится неотъемлемой частью любого потенциального военного конфликта. Киберпространство принято в НАТО, как еще одна из сфер для военного планирования.

Что касается транспорта и логистики, то НАТО, во-первых, стремится по-прежнему обеспечивать морские линии коммуникаций между Европой и Северной Америкой. Потенциальную угрозу им вновь создает деятельность российских подлодок в Северной Атлантике. На совещании НАТО министры обороны утвердили планы улучшенного слежения за российскими подводными лодками в Атлантическом океане.

И, во-вторых, НАТО стремится получить возможность качественно действовать на протяженных в Евразию операционных линиях. Сейчас командование НАТО озабочено тем, что в глубине континента военные возможности России превосходят НАТО. По словам генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, НАТО отвечает на военное усиление России усилением передового присутствия с более широким развертыванием войск в восточной части альянса, а также путем повышения готовности военных сил НАТО и увеличением способности двигать этими силами. Фактически, генсек НАТО намекает на возможность массированной и быстрой переброски войск НАТО к границам России.

Военная мобильность, по мысли стратегов НАТО, является ключом к сдерживанию и обороне. Но она должна быть вполне реальной, а не только угрозой. Для беспрепятственной и быстрой переброски войск НАТО с Запада на Восток по протяженным линиям, полагают в Брюсселе, необходимо полностью приспособить национальное законодательство государств-членов для прозрачности национальных границ для НАТО. Сейчас в Брюсселе было принято решение о создании специального командования, предназначенного для устранения барьеров, препятствующих быстрому развертыванию сил НАТО в Европе на случай войны. При этом НАТО интересны именно отстоящие от Западной Европы районы на континенте.

Существующие порядки в странах Центральной Европы не позволяют быстро и беспрепятственно перемещать военную технику НАТО, войска и оборудование через национальные границы с запада на восток. В некоторых странах запросы о перевозке войск и военного оборудования должны быть представлены за 30 дней до готовящегося военного мероприятия.

Кроме того, НАТО требуется достаточная пропускная способность, которую в основном предоставляет местный частный сектор. С точки зрения руководства НАТО, для военных целей необходимо улучшить инфраструктуру, такую как шоссейные дороги, мосты, железные дороги, взлетно-посадочные полосы и порты. Таким образом, НАТО стремится обновить военные требования к гражданской инфраструктуре.

Изначально во время холодной войны операционный театр снабжения и транспортировки войск НАТО был достаточно ограничен — от крупных портов на побережье в северной Франции, Бельгии, Голландии и в Германии в низовьях Рейна до Рейна до территории за этой рекой. Ключевую роль как тогда, так и теперь играли морские коммуникации в Атлантике. Теперь коммуникации НАТО протягиваются далеко на восток — за Эльбу до восточной границы Польши и до Прибалтики включительно. Фактически, речь идет об улучшении логистики и военных перевозок на территории всех новых государств-членов НАТО в Центральной и Восточной Европе на близких подступах к России. По-видимому, новые исходные центры военной логистики НАТО скоро разместятся в Германии и Польше. Подобные передвижки ключевых военных транспортных узлов требуют известных усилий.

Собственно, европейские военные программы в рамках созданного PESCO могут содействовать НАТО по части логистики и транспорта. Логистика и транспорт — это часть заявленной активности программ PESCO.

На следующий день после европейского саммита 23-х стран по созданию PESCO Еврокомиссия предложила упростить транспортировку союзных войск между странами-членами. Т. е. она пошла на встречу пожеланиям НАТО, высказанным на его совещании 8 ноября. Если раньше транспортную инфраструктуру строили, исходя из расчета в первую очередь ее военного применения, то теперь чаще всего ее развивают прежде всего для гражданских целей. Как следствие — многие транспортные пути не приспособлены для транспортировки военной техники. План конкретных действий, как снизить эти барьеры, государства-члены ЕС должны представить до марта 2019 года. По-видимому, Еврокомиссия может существенно исправить нормативные требования ЕС с учетом пожеланий НАТО по части инфраструктуры и транспорта. В случае с последними военно-политическими мероприятиями ЕС и НАТО очевидно их взаимное дополнение по части общих военных усилий, направленных на Восток.

EADaily