Мы, как и жители Крыма, рады тому, что мрачная картина, представленная в западных СМИ, не соответствует действительности.

В феврале газета Ny Tid опубликовала дорожные заметки супружеской пары Русенлунд/Вебер (Rosenlund/Weber) об их поездке в Крым в октябре 2016 года. Эта статья имела свои последствия — она заинтересовала некоторых из нас. Поэтому супружеская пара Русенлунд/Вебер от имени недавно созданного движения за улучшение отношений с Россией «Folkediplomati Norge» (Народная дипломатия Норвегия) организовала для нас поездку, чтобы способствовать предотвращению новой холодной войны.

Судите сами. Перед отъездом мы попросили о встрече в российском посольстве. Там нас спросили о цели нашей поездки. Мы объяснили, что хотим поехать в Крым, чтобы самим посмотреть, что там происходит, соответствует ли ситуация в Крыму той картине, которую нам дают наши СМИ. Советник посольства Андрей Колесников сказал, что российская сторона не хотела бы оказывать на нас какое-либо влияние. Она хотела бы лишь помочь нам в подготовке к этой поездке, но все остальное было нашим делом. Он посоветовал свободно встречаться там с людьми без предварительных условий.

Мы отправились в начале октября, не обращая внимания на мрачные предупреждения о том, что Крым находился в зоне военных действий (МИД), и на сожаление, высказанное нашим министром иностранных дел в новостях на канале TV 2. Норвегия, как известно, проводит строгую линию на соблюдение западных санкций. Не говоря уже о скептических высказываниях, которые мы слышали от обычных людей.

После недели в Крыму — трое суток в Ялте и трое суток в Симферополе — мы вернулись живыми и здоровыми, не встретив ни одного солдата. Жизнь была обыденной везде, где мы бывали. Это было даже приятно.

И что же мы увидели в Крыму?

Никакого недовольства. Население Крыма многонационально, здесь живут представители 130 народностей. Мы просили познакомить нас с этническим многообразием и получали такую возможность, встречая людей в разных местах, в кафе и т.д. Мы ведь много слышали об угнетенных национальных меньшинствах. Три языка — русский, украинский и татарский — пользуются равными правами в противоположность Украине, где украинский стал единственным языком после переворота в Киеве против официально избранного президента Януковича. Никто из тех, с кем мы встречались, не выразил недовольства руководством страны или воссоединением с Россией. Мы скорее слышали о чувстве облегчения от того, что удалось избежать травматических отношений с Украиной. Нам также говорили об исторической принадлежности к России.

Встречи с официальными лицами. Мы просили устроить встречи с официальными лицами в Симферополе, и получили эту возможность. С нами встречался Совет министров республики Крым в большом составе. Георгий Мурадов представил подробный доклад о легитимности референдума в 2014 году, который привел к воссоединению с Россией (использовалось слово «reunion»).

Была также устроена встреча с Государственным Советом Крыма (парламентом), там тоже был полный сбор. Спикер Владимир Константинов рассказал о драматических днях в феврале и марте 2014 года. Он вместе с Сергеем Аксеновым был в самом центре событий, тогда с большим трудом удалось избежать опасных столкновений. Во время этих событий они как бы ощущали давление людей, желавших проведения референдума, то есть это была «прямая демократия». На парламентской площади нам об этом рассказал один из тех, кто сам принимал участие в этих событиях, Юрий Гемпель, министр по межнациональным отношениям (заместитель председателя Комитета Государственного Совета Республики Крым по межнациональным отношениям — прим. пер.).

Это были серьезные встречи, хотя мы заметили и некоторые юмористические нотки. Так было, когда Мурадов спросил, много ли мы встретили солдат. Ложная картина, которую дают западные СМИ, настолько абсурдна, что здесь это просто вызывает смех. Но что касается проблем, которые западные санкции создают для простых людей, то это вызывает возмущение. Невозможно понять цель этих санкций. Здешнее население с нетерпением ждет окончания через год строительства моста через пролив между Азовским и Черным морями и надеется, что это прорвет изоляцию. Санкции, впрочем, оказали также и положительное влияние, они привели к открытию новых возможностей.

Патриотические настроения. Мы обратили внимание на царящие здесь патриотические настроения. Нам показали ряд памятников павшим в борьбе, и мы, в соответствии с обычаями страны, почтили память павших, возложив у монументов красные гвоздики. История страны говорит сама за себя. Крым традиционно имеет большую степень автономии, так было даже во время правления других государств. Народ Крыма решительно настроен бороться за уникальный статус в своей стране, это проявилось особенно ярко во время кризиса 2014 года. Люди знают историю своего края, начиная с 500 года до нашего летоисчисления. Крым пережил волны нашествий, был местом оживленной торговли, боев и многого другого. Сегодня Крым — это регион с особым характером, а не просто полуостров, имеющий стратегическое значение для великих держав. Так говорит народ Крыма, исходя из своего горького опыта.

Мы беседовали с людьми. Они утверждают, что поддерживают воссоединение с Россией, что это их выбор, что это не нарушение международного права. И их удивляет, почему это является проблемой для нас на Западе, если для них тут нет никакой проблемы.

Ездите чаще в Крым! Мы, как и жители Крыма, рады тому, что мрачная картина, которую преподносят нам, не соответствует действительности. Это тот же самый вывод, который сделали Русенлунд и Вебер после своей поездки туда год назад. Они смогли рассказать о том, что видели, и о том, чего не видели. Утверждения о достойном порицания положении в Крыму опровергаются раз за разом. Но помогает ли это? Собственно, хотят ли люди знать правду? Мы — зрители или пьеса? Но если мы — пьеса, то это пьеса с реальными последствиями, и это может быть опасно. И мы можем в этом убедиться.

Крым используют и держат заложником для того, чтобы обосновать нашу враждебность, рост наших вооружений на границе с нашим соседом. Поэтому мы должны продолжать поездки в Крым! Там нас хорошо принимают.

Осе Виг Бергет, пенсионерка, бывший преподаватель французского языка, NY TID, Норвегия

Перевод ИноСМИ