Есть государства обиженные. Им всегда кто-то должен, но никто не отдает. Вот и отводят они душу подсчетом чужих недостатков и ущербов, нанесенных этими недостатками. Поэтому в прибалтийских странах уж сколько лет этим занимаются.

Капризы — штука хитрая. В детстве они частенько помогают достичь нужного результата. Связано это с особым отношением близких взрослых людей. Ткнул пальцем — принесли, взвыл — дали. Не поняли сразу — добавил децибел, устроил истерику, и дело в шляпе. И кажется, что так будет всегда. Но то, что работает в детстве, перестает приносить плоды в будущем. Потому что на обычных окружающих вас людей эти капризы действуют куда хуже и в основном оборачиваются против вас.

Для тех, кто этого не понимает, жизнь ставит малозаметную подножку. Ходят такие с кислыми минами, даже не замечая этого, и рассказывают, сколько, кто и почему им должен. Адресатов немного: семья, работа, государство и, если с кругозором, то мир вообще. Не понимают, почему окружающие охотнее в курилку ходят не с ними, улыбаются тоже не им. Таким образом, с каждым днем долг все увеличивается. Проблема этого долга — его никто не вернет.

С государствами картина похожая. Есть государства обиженные. Им кто-то должен. Это накладывает некоторый отпечаток на адекватность поведения — извечная озабоченность, морщины и складки. Окружающие, когда смотрят на них, тоже почему-то морщатся. Где найти утешение, как воспарить? Если не получается поставить плюс себе, ставь минусы другим. Поэтому упоение в чужих недостатках. Но это для совести, а для дела? Чтобы было чем заняться? Правильно — в подсчете чужих недостатков. В разных ущербах, нанесенных этими недостатками, вполне себе достаточному, но обиженному. Поэтому в прибалтийских странах продолжают подсчитывать ущерб от предыдущего брака.

Вы когда-нибудь занимались подсчетом ущерба от того, с кем когда-то делили кровать и клялись в верности, а теперь — чтобы духу его не было? Дело насколько полезное, настолько и непростое. Вот так в лоб спроси — как считать? Не каждый сразу скажет. Но почти каждый, совершая умозаключения, поймет, что один из множителей — это время. Умножать явно надо на лучшие годы жизни, что я тебе отдала. А вот что умножать… О, вспомним, что я тебя кормила. Ну и что, что ты зарабатывал? Кормила-то я. Сколько же тебе завтраков приготовила? Так, хлебушек, масло, сколько это по нынешним ценам? А за обслуживание? Что значит, за что такие деньги? За конспирацию. Воду в чайнике кипятили? Электроэнергия. Нет, не по тем, а по нынешним европейским. Крошки кто со стола убирал? Посуду мыл? Расход воды. Складываем в дни, годы.

Теперь-то дело пойдет. Преподаватель географии — это как раз то, что нужно. Мыслить надо масштабно, планетарно, если хотите. Считать так же. Все сосчитать: речку, поле и лесок, в поле — каждый колосок. И сколько лет все это «ущерблялось». Что до Олимпийского комитета, так я тут тоже противоречий не вижу. Кубэртеновский принцип — главное не долг, а сам процесс — вполне вписывается в картину.

Нам многого не надо, чтобы бывшему партнеру по брачному союзу было неприятно. А с другой стороны, будет приличная сумма, можно ее на приличном месте и написать. Составить брачный договор через заднее число. Кто знает, а вдруг наступит время, когда бывший с катушек слетит, влюбится снова и этот каприз исполнит. Ведь было время, когда он любые капризы исполнял.

Петр Малеев, радио Sputnik, Прибалтика