Президент России уже был в Дананге, когда Белый дом сообщил, что формальных переговоров с президентом США не будет. У Трампа, дескать, «плотный график». Когда он пропустил мероприятия, где собрались все лидеры стран АТЭС, стало ясно, что это значит.

Хотя тайфун «Дамри» уже отшумел, в Дананге о нем все еще напоминают дожди и разрушенные уличные конструкции, на которых тоже могла красоваться реклама саммита АТЭС. Впрочем, что его рекламировать. Его и так весь мир ждал с каким-то особым предвкушением. Возможно, даже сильнее, чем «Большую двадцатку» в июле, когда у них это было впервые. Пусть теперь и без надежд, но с обостренным любопытством. Все ведь понимали, что теперь им сделать это гораздо сложнее.

Для Трампа, как второй прыжок с парашютом. Первый – на кураже. Потом уже знаешь, на что идешь. Страшно. Тем более, Вьетнам. Да, теперь мирный. Но, когда в последний раз русский с американцем пересекались в этой стране, это не предвещало ничего хорошего. Трамп, конечно, не Маккейн, чтобы испытывать здесь «фантомные» боли. Но и он боится, что прилетит. Правда, не от русских, а от своих. Это же для них пойти на встречу с Путиным равносильно встрече агента с резидентом. Вот Трамп и не пошел.

Президент России уже был в Дананге, когда Bloomberg со ссылкой на пресс-службу Белого дома сообщил, что формальных переговоров не будет. У Трампа, дескать, «плотный график». Когда он не явился на заседание Делового совета, где собрались все лидеры стран АТЭС, затем пропустил еще одно общее мероприятие, стало ясно, что это значит. Ему некогда встречаться с Путиным, потому что он все время должен его избегать. Ходить другими коридорами, отводить взгляд, чтоб не решили, что подмигнул, стать подальше на «семейном фото». В общем, чтоб никто и не подумал, будто они знакомы.

Ему ж, наверное, еще и стыдно попадаться Путину на глаза. Конгресс разве что войну России не объявил. 4,5 миллиарда долларов на ее сдерживание в Европе. В том числе и на летальное оружие Украине. Новая ракета вопреки договору РСМД. Запрет «российского контента». И сказать бы, что пустился во все тяжкие, пользуясь отсутствием Трампа. Так его присутствие их тоже особо не сдерживает. А мы все равно говорили, что готовы к диалогу. На полях, на ногах. И даже, когда он оказался на волоске. И руку пожмем. Хотя после их приятного знакомства в Гамбурге Штаты наворотили столько, что, скажи Путин Трампу, «а вот руки-то я тебе и не подам», его бы поняли.

Но есть у нас такая черта – давать руку тому, кто тонет. Во-первых, воспитание. Во-вторых, раз тонет, значит – не самый плохой человек. И даже его отказ от официального контакта, если надо, поймем. Это же, чтобы алиби ему обеспечить и внести элемент случайности в как бы незапланированную встречу с Путиным. Чтобы спецпрокурору Мюллеру совсем придраться не к чему было. Хотя, в принципе, Путину общение с Трампом уже и не так важно. Решение Белого дома сняло все вопросы. Кроме одного. Дежурного. «How are you?». А дальше на русском. «Можешь не отвечать. Знаю».

К Вьетнаму, между тем, подходит новый тайфун. «Хайкуй». Тут тебе и «хай», в смысле, привет. Тут тебе и «куй», в смысле, железо, пока горячо. Погода словно тоже хочет доказать необходимость диалога, потому и старается, чтобы матч состоялся при ней любой. Хотя что толку, если эта встреча в любом случае «товарищеская». Звучит приятно. Но в футболе знают, что в таком формате результат – это никуда. И, может быть, на земле для их свидания не сыщешь более символичного места, чем Вьетнам, но даже здесь президент США имеет самое символическое значение.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik