Президент Польши Анджей Дуда призвал президента Украины Петра Порошенко и премьера Владимира Гройсмана не допускать на высшие должности лиц с антипольскими взглядами. Такие люди, уверен Дуда, разрушают добрососедские отношения и об этом надо говорить прямо и без обиняков.

Слова Дуды разлетелись по польским СМИ. Редкое издание или радио их не процитировали, потому как отношения с Украиной – один из ключевых аспектов внешней политики Варшавы. В Варшаве утверждают, что прозападная и пропольская Украина обеспечивает Польшу стратегической глубиной, отодвигая границы России подальше от польских рубежей.

Мысль не совсем здравая, т.к. Польша напрямую граничит с Калининградской областью России, что существенно минимизирует значение стратегической глубины, но Варшава не слышит тех польских экспертов, кто указывает ей на этот факт. Все дело в том, что Украина нужна Польше не столько в качестве гаранта стратегической глубины, сколько в роли плацдарма для наступления НАТО на Россию. То есть не столько для того, чтобы «отодвинуть» Россию от границ Польши, сколько для того, чтобы «придвинуть» НАТО к границам России.

При таком сценарии в случае его перевода безумными западными политиками в горячую фазу, все шишки упадут на Украину, а Польша уютно отсидится в тылу, за Украиной. То есть для Польши Украина – это жертвенный барашек, чьим туком Польша удобрит свою идею регионального лидерства и стратегию сдерживания России. Толкая Украину на вражду с Россией, польская политика попросту приговаривает Украину к долгосрочной бедности, нестабильности и состоянию внутригосударственного противостояния.

Как известно, украинское националистическое движение, которому Польша отводит роль идеологического закопёрщика очередного похода на Москву, обоюдоостро, замешано одновременно на русофобии и полонофобии. По замыслу Варшавы, оно должно пребывать в достаточно собранном состоянии, чтобы боротися з москалями (бороться с москалями), и в достаточно слабом состоянии, чтобы не мочь боротися з ляхами. Т.е. чтобы русофобское его содержание в разы превышало концентрацию содержащихся в нём полонофобских идей и чтобы его идеологическое остриё было направлено на восток, а не на запад.

Сейчас на Украине сложилась ситуация, когда политиканы базарного уровня пробрались в высшие эшелоны власти и стали позволять себе лишнего: оправдывать резню поляков на Волыни в 1943 г., поддерживать возведение в восточной Польше нелегальных памятников ОУН-УПА*, объявлять Бандеру и Шухевича героями Украины. Дошло до обстрелов польского консульства в Луцке из гранатомёта весной сего года!

На уровне депутатов Верховной рады можно объявлять Европу очередным врагом Украины (лидер «Национального корпуса» Андрей Билецкий) и даже угрожать Польше четвёртым разделом (депутат от партии «Свобода» Анатолий Витив). В Польше поняли, что Киеву надо щёлкнуть по носу и показать, кто в доме хозяин.

Уже составляется чёрный список граждан Украины, которым будет запрещён въезд в Польшу по причине антипольской деятельности. Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский сообщил, что уже определён украинский политик, который попадёт в этот список первым. Фамилию не назвал, пообещал сделать это позже, после завершения всех необходимых юридических процедур.

На решении Варшавы скорректировать свою украинскую политику повлияла и внутриполитическая ситуация в самой Польше. По последним данным социологического агенства IBRiS, правящая партия «Право и справедливость» (ПиС) остаётся лидером польского политического Олимпа (37%), но потеряла в популярности 3% за месяц.

Основной конкурент ПиС партия «Гражданская платформа» (ГП) получила 20%, следующая по уровню оппозиционной активности партия «Кукиз-15» — 15,9%. Три процента, утерянные ПиС, перешли к её конкурентам. Главный упрёк оппозиции к ПиС – потакание националистической политике Киева. А ведь ПиС пришла к власти на антибандеровских лозунгах. В ноябре 2018 г. в Польше пройдут выборы в органы местного самоуправления, в 2019 г. — парламентские выборы, в 2020 г. — президентские.

Выборы в органы самоуправления значат тут не меньше, чем парламентские. Соседствующие с Украиной польские восточные воеводства борются с нелегальными памятниками ОУН-УПА и прочими проявлениями украинского национализма среди местных украинцев. С наплывом украинских мигрантов, коих по всей Польше насчитывается 1,3 млн., мнение региональных властей об украинско-польских отношениях приобретает ещё большую вескость для центральных властей.

ПиС вынуждена с этим считаться и предпринимать соответствующие шаги, демонстрируя избирателю решимость в борьбе с бандеровщиной.

Польша ни в коем случае не намерена всерьёз побеждать украинский национализм. Его она рассматривает как средство для борьбы с Россией. Противостояние с Россией печально сказывается на экономическом состоянии Украины (сравните экономику страны до 2014 г. и после) и со всей наглядностью демонстрирует, что главный враг Украины – это податливый внешнему влиянию украинский национализм.

Польша хочет обрубить украинскому национализму антипольские щупальца, оставив нетронутой его антироссийскую составляющую. От Киева потребуют попридержать язык за зубами и снизить накал полонофобии в экстремистских кругах. Только в силах ли это сделать украинские власти, если сам президент не контролирует в полной мере расплодившуюся в стране националистическую свору?

*организация запрещена в РФ

Владимир Дружинин, «Одна Родина»