Работающие в Нидерландах компании платят 15%-ный налог на дивиденды. Почти за год до парламентских выборов, которые состоялись в марте, корпорация Shell направила всем партиям письмо, в котором, отмечая свою значимость для экономики страны, жаловалась на налог.

Марк Рютте
Марк Рютте

Однако в тот момент ее не услышали. Ни одна из партий, которые впоследствии вели переговоры о формировании правящей коалиции, не включила этот вопрос в свою программу.

Когда в конце марта победители начали переговоры, на сцене появилась Конфедерация промышленников и работодателей Нидерландов, которая повторно донесла до сведения политиков озабоченность со стороны бизнеса и прямо высказалась за отмену налога.

Обсуждение политической платформы коалиции и состава нового кабинета министров продолжалось полгода. В октябре стало известно, что партии приняли решение об отмене налога к 2019 году.

Лидеры всех четырех политсил коалиции не комментируют внезапное появление столь важного пункта в программе правительства. Они также избегают ответов на вопросы о том, кто лоббировал этот шаг, настаивая, что это оказалась просто общая идея. Премьер Марк Рютте отметил, что это сделано из экономических соображений (сохранение десятков тысяч рабочих мест, поддержание конкурентоспособности страны), но не смог назвать ни одного экономиста-эксперта, согласного с потерей бюджетом 1.4 млрд евро в год.

Уже после выяснилось, что в лоббировании участвовали крупнейшие транснациональные корпорации, работающие в Нидерландах, и крупнейшие отраслевые ассоциации. Среди первых — Shell, AkzoNobel, Unilever и Philips. Они пригрозили, что в противном случае могут переехать в другую страну. Среди последних — Конфедерация промышленников и работодателей Нидерландов, Ассоциация МСП Нидерландов и Федерация сельского хозяйства и садоводства Нидерландов.

Ну и наконец, можно упомянуть тот факт, что нынешние профильные министры — экономики (Эрик Вибес) и финансов (Вопке Хукстра) — прежде в разные годы и сравнительно недолго работали в Shell, а Марк Рютте практически до своего избрания в парламент в 2003 году — в структурах Unilever.

Дмитрий Кросс