Президент США Дональд Трамп направил в конгресс письмо, в котором попросил повысить военные расходы почти на $6 млрд. Речь идёт об увеличении финансирования противоракетной обороны, дополнительных затратах на операцию в Афганистане и ремонт военных кораблей. Обращение главы Белого дома было опубликовано в разгар обсуждения расходов на оборону в конгрессе и совпало с его азиатским турне, в ходе которого он предложил Японии закупить больше американского оружия. Что стоит за намерением Трампа увеличить военный бюджет США?

Предложение президента

6 ноября 2017 года на сайте Белого дома было опубликовано официальное обращение президента США к спикеру палаты представителей конгресса Полу Райану. В нём глава государства просит конгресс дополнительно увеличить военные расходы по ряду статей.

Из-за северокорейской ядерной угрозы Трамп предлагает выделить дополнительные $4 млрд на противоракетную оборону, $1,2 млрд — «на поддержку южноазиатской стратегии администрации». На эти деньги администрация намерена разместить в Афганистане дополнительные 3,5 тыс. военнослужащих США. Кроме того, президент просит выделить $700 млн для ремонта эсминцев «Фицджеральд» и «Джон Маккейн». Первый столкнулся в июне 2017 года с филиппинским контейнеровозом ACX Crystal (семь человек погибли), а второй в августе 2017-го — с танкером под либерийским флагом (10 человек пропали без вести). Корабли получили серьёзные повреждения.

Запрос президента уже одобрили председатель комитета сената по вооружённым силам Джон Маккейн и глава аналогичного комитета палаты представителей конгрессмен Мак Торнберри.

«Мы приветствуем президентскую поправку к его изначальному запросу по оборонному бюджету и постараемся рассмотреть её со всей серьёзностью, которую она заслуживает», — говорится в совместном заявлении Маккейна и Торнберри.

Новое повышение

Требования Трампа направлены на повышение и без того беспрецедентно огромного военного бюджета США. Сейчас в конгрессе идут переговоры между членами сената и палаты представителей о согласованной версии бюджета. Ранее каждая из палат приняла свою версию плана расходов на национальную оборону. И во всех этих вариантах значительно превышен установленный в 2011 году потолок — $549 млрд.

В июле 2017 года палата представителей одобрила военный бюджет в $696 млрд  на 2018 финансовый год, а сенат в сентябре того же года — $700 млрд. Изначально администрация США запрашивала гораздо меньшую сумму — $639,1 млрд, из которых $574,5 млрд планировалось потратить на поддержание военных баз, закупку и ремонт вооружений, выплату денежного довольствия военнослужащим, а $64,6 млрд на операции за рубежом: в Сирии, Ираке, Афганистане, Сомали, Йемене, Нигере и других странах.

В обеох версиях бюджета предлагается увеличить финансирование отдельных его статей. На содержание баз, военнослужащих и вооружения и верхняя, и нижняя палаты парламента намерены выделить больше, чем изначально планировали Белый дом и Пентагон. Однако они расходятся в уровне финансирования операций за рубежом. Сенат предлагает потратить на эти цели на $4,6 млрд меньше, чем просил Трамп, — $60 млрд. А вот палата представителей, напротив, желает увеличить эту статью до $75 млрд.

Однако все версии военного бюджета США на 2018 год превышают аналогичные затраты в 2017-м. В 2016 году администрация Обамы запрашивала $582,7 млрд на военные расходы, а всего, по данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), потратили на вооружённые силы в 2017-м финансовом году $618 млрд.

«Сигнал союзникам»

Заявление Дональда Трампа о необходимости увеличить расходы на противоракетную оборону в связи с угрозой, исходящей от КНДР, было опубликовано перед его визитом на Корейский полуостров 7 ноября. Накануне во время совместной пресс-конференции с премьер-министром Японии Синдзо Абэ Трамп назвал ядерную и ракетную программу Пхеньяна «угрозой цивилизации, международному миру и стабильности».

«Это обращение поддерживает дополнительные меры по обнаружению, уничтожению и защите от любых попыток Северной Кореи использовать баллистические ракеты против Соединённых Штатов, их размещённых (в регионе) сил, союзников и партнёров», — говорится в письме Трампа Райану.

Ранее сенат уже предложил выделить $8,5 млрд на противоракетную оборону (на $630 млн больше, чем изначально запрашивал Белый дом). Однако Трамп требует увеличить эту статью расходов ещё на $4 млрд.

«Это сигнал южнокорейцам и японцам, которые должны чётко понимать: если Америка вкладывает в свою безопасность, то соседи КНДР должны вкладывать в десятки раз больше», — отмечает профессор Академии военных наук Сергей Судаков.

6 ноября, находясь с визитом в Токио, Трамп предложил Синдзо Абэ закупить дополнительное американское вооружение, чтобы «легко сбивать в воздухе» ракеты КНДР. В частности, речь может идти о противоракетах SM-3 и системах ПРО морского базирования Aegis.

«Популистская мера»

Другая статья расходов, по которой Трамп планирует увеличение расходов на $1,2 млрд, — афганская кампания. На эти средства в стране будет размещён  дополнительный контингент американских войск — 3,5 тыс. человек.

В августе 2017 году Дональд Трамп объявил о намерении увеличить численность войск США в Афганистане. Ранее он выступал за уменьшение военного присутствия, но после вступления в должность поменял мнение.

Информация о точном количестве американских войск в Афганистане засекречена, но, по данным Forbes, в августе 2017 года их примерная численность составляла 8,5 тыс. человек. До вывода большей части контингента США из Афганистана в 2014 году численность американских войск и их союзников в стране достигала 130 тыс. человек.

По словам Судакова, сейчас в Афганистане складывается очень сложная ситуация. И американцы хотели бы бороться с ИГ* и «Талибаном»** чужими руками, однако пока такая тактика не приносит результатов.

«130-тысячная группировка, которая там была раньше, уже показала свою неэффективность, поэтому от того, что туда вложат ещё несколько миллиардов долларов, тоже ничего не изменится, — утверждает Судаков. — Это абсолютно популистская мера».

По словам заведующего кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрея Кошкина, Трамп предпринимает попытки ответить на критику республиканских ястребов.

«Джон Маккейн говорил, что в Афганистане политика США зашла в тупик, — отметил в беседе с RT Кошкин, — Трамп отвечает, что готов вывести её из тупика, только нужно дать ему ещё денег».

С подачи Трампа

Сейчас в конгрессе США идут переговоры по поводу консолидированной версии военного бюджета. За каждым из вариантов стоят интересы тех или иных лоббистов ВПК.

Предложения президента Трампа требуют дополнительного увеличения расходов на оборону, что может стать критическим для республиканцев на выборах в 2018 году, так как для этого придётся ещё сильнее, чем планировалось, урезать социальные программы. Другой вариант — перераспределение статей.

Как отмечают эксперты, своими предложениями Трамп ставит конгресс в тупик. Президент выигрывает независимо от того, примут их или нет. Если его требования удовлетворят в полном объёме, то он продемонстрирует, что «ведёт» в вопросах национальной безопасности и обороны. Если же этого не сделают или примут его предложения частично, Трамп получит возможность обвинять конгресс и контролирующий его республиканский истеблишмент в том, что они не дали ему укрепить оборону страны, бороться с терроризмом и защитить американцев от северокорейских ракет. Так он хотя бы частично переключит внимание со скандала вокруг «русского вмешательства» на действия законодательной власти.

«Когда конгресс в следующий раз будет критиковать Трампа, ему будет что сказать в ответ, — отмечает Кошкин. — Конгресс будет выглядеть как орган, который не заботится о безопасности американцев».

Ничего личного

По мнению Кошкина, Трамп сам создал довольно сложную ситуацию вокруг Северной Кореи, чтобы потом якобы решить её, но по алгоритму, который он предложил.

«С одной стороны, он демонстрирует американцам, что заботится об их безопасности, а с другой — теперь никто не может его обвинить, что он безосновательно просит увеличения военного бюджета», — подчёркивает политолог.

По словам Судакова, здесь сошлись определённые политические и экономические интересы.

«Трамп, с одной стороны, утверждает, что заботится о безопасности, а с другой — это «бизнес и ничего личного», есть оружейное и военное лобби, которые его провели к власти. А они заинтересованы в государственных контрактах», — подчёркивает Судаков.

Эксперт отмечает, что на взгляды Трампа в области оборонного строительства влияет близкий круг его друзей и соратников, среди которых немало военных. Пост главного советника по национальной безопасности возглавляет, например, генерал-лейтенант Герберт Макмастер, а администрацией Белого дома руководит бригадный генерал Джон Келли. Пентагон представляет генерал Джеймс Мэттис, а не гражданский министр, как это было при Обаме. Мэттис ранее занимал пост главы компании General Dynamics, производящей военное оборудование, танки и подводные лодки, а также сотрудничал с оборонным гигантом Northrop Grumman. Келли в прошлом был вице-президентом лоббистской фирмы Spectrum Group и работал с оборонными компаниями DynCorp International и Flatter & Associates.

Бывший главный стратег Белого дома Стивен Бэннон, утверждающий, что теперь ведёт работу по поддержке Трампа и его политики в сфере медиа, близко связан с основателем частной военной компании Blackwater Эриком Принсом. Последний проявлял заинтересованность в размещении дополнительного контингента ЧВК в Афганистане в августе 2017 года.

О связях администрации Трампа с конкретными военными лоббистами, по мнению издания The Intercept, говорят и недавние назначения на ключевые административные посты.

«По меньшей мере 15 чиновников с финансовыми связями с оборонными компаниями были выдвинуты или назначены на должности», — утверждает The Intercept.

Так, назначенный Трампом заместитель главы Пентагона Патрик Шэнахэн, например, в прошлом возглавлял в компании Boeing подразделение, отвечающее за противоракетную оборону.

«Они будут получать новые и новые контракты, — поясняет Судаков. — Это контракты, которые получают небольшие корпорации. В них обычно до трети средств списывается на think-tanks (аналитические центры. — RT). Например, выделяется миллиард долларов на создание и разработку новых систем ПРО, из них миллионов триста уходит в think-tanks, и они размываются, невозможно отчитаться за каждый доллар, как он потрачен».

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по  решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Александр Бовдунов, RT