В Северной Африке очень часто меняются ветры

Приближение к завершению гражданской войны в Сирии, потеря Иракским Курдистаном Киркука после референдума о независимости, кризис в ССАГПЗ из-за Катара и приближение к смене руководства в Алжире и Саудовской Аравии, завязшей в йеменской войне, занимают основное внимание мировых СМИ. События в Сахеле, Судане и Восточной Африке в целом остаются в тени «новостей первого ряда». Между тем в регионе идет острое соперничество внешних игроков.

Настоящая статья, описывающая ситуацию в Сахеле, Судане и Восточной Африке, опирается на материалы эксперта ИБВ А. А. Быстрова.

Своевременно битый спецназ

Власти Нигера обратились к США с просьбой использовать ударные беспилотники для борьбы с боевиками, действующими на границе этого африканского государства с Мали. По данным NBC, еще до нападения на американский спецназ в Нигере 10 октября США начали изучать возможность использования там ударных БЛА. Атака произошла в 200 километрах к северу от Ниамея, столицы страны. Погибли четверо бойцов американского спецназа, двое получили ранения.

Вашингтон долго рассматривал Сахель как второстепенное направление борьбы с терроризмом и наркотрафиком, считая, что это зона ответственности Парижа. Благо, миграция и наркотрафик там нацелены на Европу и в очень малой степени на США.

Президент Д. Трамп в начале правления указал на приоритетные направления действий: Афганистан, Ирак, Сирия и Йемен. После инцидента в Нигере министр обороны США Дж. Мэттис выступил с заявлением в отношении Сахеля. Эксперты связывают это с тем, что в октябре исполнилось 10 лет образования Африканского командования США (AFRICOM), усилия которого были сосредоточены на борьбе с исламистами «Аш-Шабаб» в Сомали.

Белый дом урезает бюджеты прямой военной помощи иностранным государствам и пересматривать эту политику не намерен. При этом Трамп провел закон о наращивании военной составляющей США за границей без рассмотрения в конгрессе. Балансирование между сокращением расходов на «второстепенных направлениях» и стремлением Пентагона нарастить там присутствие вступает в противоречие, характерное для Америки. Инцидент со спецназовцами США в Нигере подоспел вовремя. На кону финансирование AFRICOM и возможный отказ конгресса в просьбах Пентагона по наращиванию сил в Сахеле.

Штабные структуры AFRICOM дислоцируются в ФРГ по просьбе Парижа – из-за недовольства руководителей африканских стран перспективой размещения на своей территории баз США. Но франко-американская «холодная война» закончилась. Париж не может сдержать исламскую угрозу в зоне ЭКОВАС (Экономическое сообщество западноафриканских государств) и Сахеле. Он готов нарушить табу на присутствие силовиков США в сфере своих интересов в Африке. Министр обороны Франции в ходе визита в Вашингтон просил увеличить поддержку формируемому совместному воинскому контингенту стран региона (Мали, Нигер, Чад, Буркина-Фасо, Мавритания). Пока Трамп согласился выделить на это 60 миллионов долларов. Скорее всего будет незначительно наращиваться группировка БЛА в регионе, поскольку французы испытывают дефицит техники.

Характерно изменение позиции руководства Нигера в отношении БЛА: ранее Ниамей не разрешал использовать на своей территории ударные дроны, позволяя задействовать лишь разведывательные. Выбор американцами Нигера обусловлен наличием в стране большого количества урановых месторождений, которые до сих пор находились под монопольным контролем французских компаний. Причем США согласились на размещение ударных дронов в Нигере только при условии, что их база будет располагаться не в Ниамее, а в Агадесе, на 1130 километров севернее столицы. Они стараются решить две задачи: усилить присутствие в Нигере, одновременно поставив под контроль значительную часть Ливии.

Все это означает, что Вашингтону не удалось договориться с Алжиром о размещении на его территории баз БЛА и использовании воздушного пространства для пролета своих беспилотников в зону Сахеля и южнее. Переговоры об этом шли два года, США стимулировали Алжир на положительное решение этого вопроса путем активизации ВТС, но безрезультатно. «Алжирский коридор» действует по северу и центральным районам Ливии. Юг этой страны теперь будет контролироваться за счет крыла дронов в Агадесе, радиус действия которых покрывает всю ее территорию. Последнее значит, что Пентагон начинает более активно участвовать в ливийском конфликте.

База дронов в Агадесе начнет действовать в середине или в конце 2018 года. Пока смета строительства превышает 100 миллионов долларов, но, по оценке экспертов, значительно вырастет. Выбора у Парижа нет. Первое боевое крещение военного контингента стран африканской «пятерки», которое прошло в треугольнике границ Мали, Нигера и Буркина-Фасо под командованием французских военных, провалилось. Успехи скромные, уровень координации, по оценке французов, ужасающий. Пропагандистский итог операции, приуроченной к визиту в регион президента Э. Макрона, оказался минимальным.

Судан не по Клинтон

Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли была эвакуирована из лагеря беженцев в столице Южного Судана – Джубе, где во время ее визита начались беспорядки. Об этом сообщил телеканал MSNBC. Дипломат покинула лагерь, но продолжила визит. Произошедшие там события – закамуфлированный ответ Джубы на предупреждения Вашингтона. Визит Хейли в Южный Судан носил характер «последнего предупреждения», выраженного в жесткой форме. Вашингтон взял курс на принуждение президента Южного Судана Салвы Киира к инкорпорации оппозиции во властные структуры и формированию единого правительства для подготовки всеобщих выборов.

Кризис в отношениях США и Южного Судана начался после избрания американским президентом Дональда Трампа. 6 сентября Департамент по контролю международных счетов (OFAC) США выдал предписание о замораживании средств функционеров пропрезидентской партии – Суданского народно-освободительного движения (СНОД), включая президента Киира, что вызвало жесткий ответ со стороны МИДа страны. До этого в мае Киир отказал в приеме спецпредставителю США по суданскому урегулированию. Упорство президента объясняется просто – он не желает делиться властью с оппозицией, которая состоит в основном из представителей племенного союза нуэр. И в этом поддерживается президентом Уганды Й. Мусевени, которого волнуют не нуэр, а усиление его главных региональных конкурентов: Эфиопии и Кении.

Основная причина американо-южносуданского кризиса в том, что Киир представляет собой личный проект экс-госсекретаря США Х. Клинтон и ее афро-американского окружения в Госдепартаменте США. В требованиях США к Хартуму о гарантиях Южному Судану по предоставлению независимости было много расизма и мало прогнозирования. Американцы делали все, чтобы обособить «черный» Южный Судан и противопоставить его «арабскому» Судану. В ответ руководство Суданского народно-освободительного движения делилось с кураторами в Госдепартаменте США имевшимися в его распоряжении средствами. Фигура Клинтон как главного конкурента Трампа стала причиной зачистки африканского лобби в Госдепартаменте США и трансформации политики США на континенте. Клинтон не любила Хартум, а сейчас с него снимают санкции. Она поддерживала Киира, а Трамп против него.

Ирано-африканский рог

Иран активизирует усилия по распространению влияния в регионе Африканского Рога и Восточной Африки, конкурируя с Египтом, ОАЭ и КСА. Это не первая попытка Тегерана закрепиться в регионе. Более всего он продвинулся в этом в ходе установления стратегических отношений с Хартумом в период блокады того КСА на фоне американских экономических санкций. Укрепление отношений шло в военной сфере – Исламская Республика поставляла в Судан авиабомбы, наладила там их сборочное производство, иранские боевые корабли регулярно заходили с техническими и «дружескими» визитами в Порт-Судан. На экономическую экспансию Тегерана не хватило.

Не исключено, что иранские спецслужбы предупреждали о рисках этого, подозревая, что Хартум разыгрывает комбинацию по подготовке условий для сближения с Эр-Риядом. После разрыва с Суданом Иран остался без плацдарма в Восточной Африке на фоне усиления борьбы между блоками ОАЭ – АРЕ и Катар – Турция. Плюс КСА, разыгрывающая свою партию. В этой связи иранцы сделали ставку на Эфиопию. Ее руководители настороженно относятся к Эр-Рияду после событий двухгодичной давности, когда власти депортировали из страны десятки саудовских проповедников по обвинению в разжигании межконфессиональной розни.

Это толкало Эфиопию на усиление контактов со всеми антисаудовскими игроками для создания регионального противовеса. После 29-го саммита Африканского союза (АС) 4 июля глава Департамента Ближнего Востока и Африки иранского МИДа Хусейн Амир-Абдолахиан стал налаживать и поддерживать рабочие контакты с эфиопскими партнерами – министрами иностранных дел Воркехеном Гебейеха, сельского хозяйства Декадом Абраха и торговли Бекеле Боладо. Первые шаги по усилению кооперации с Эфиопией Иран начал в 1984 году, но явной эта тенденция стала после визита в Аддис-Абебу министра иностранных дел Али Акбара Салехи в 2012-м, по итогам которого были заложены основы двустороннего сближения.

Одним из его итогов стала поддержка со стороны Аддис-Абебы позиции Тегерана по ключевым вопросам внешней политики, в том числе в сделке по иранской ядерной программе (ИЯП) и праву Тегерана на развитие «мирного атома». Представитель ИРИ стал постоянным гостем на ежегодных саммитах АС в Аддис-Абебе. Эфиопия рассчитывает на поддержку Ирана в спорах с Египтом из-за строительства Великой плотины на Голубом Ниле. И таковая была продекларирована, вызвав негативную реакцию АРЕ и ОАЭ. В качестве ответного шага эфиопский премьер-министр Хайлемариам Десалень объявил о создании в столичном университете кафедры фарси и ирановедения с привлечением иранских преподавателей.

Тегеран старается ослабить позиции Египта и его президента А. Ф.ас-Сиси в регионе, усиливая свое влияние. Он пытается создать неблагоприятные условия для Египта и ОАЭ в Эритрее, где те создали военную базу, вытеснив иранцев. Именно через Эритрею шел поток оружия через Синай в сектор Газа. В этом иранцы работают в тесной связке с Катаром, который является антагонистом АРЕ и ОАЭ, и Оманом, имеющим сильные позиции в Танзании.

Спецслужбы под санкциями

27–28 сентября в Хартуме состоялась сессия Комитета служб разведки и безопасности (CISSA) АС. Присутствовали главы спецслужб стран Африки, а также представители ЦРУ США, французской DGSE, Департамента госбезопасности ОАЭ и глава суперспецслужбы президиума госбезопасности КСА генерал Халед Али аль-Хумейдан. Председательствовал глава Национальной службы безопасности и разведки (NISS) Мухаммед Атта, близкий к президенту Судана Омару аль-Баширу. Атта считается основным архитектором тайных консультаций с США по вопросам снятия с Судана санкций и налаживания сотрудничества с ЦРУ по противодействию исламистскому терроризму.

Контрагентом главы суданской спецслужбы в этих консультациях выступает директор ЦРУ М. Помпео. Он же основной лоббист окончательного снятия с Судана санкций и удаления его из списка государств – спонсоров терроризма, поскольку ЦРУ получает от Хартума оперативную и агентурную информацию. Сам факт сбора CISSA АС в стране, руководство которой находится под юридическим преследованием Международного уголовного суда (МУС), беспрецедентен, как и присутствие на нем представителей американских и французских спецслужб. Ранее США и европейцы отказывались участвовать в международных конференциях в Судане, не говоря о прямых контактах с президентом аль-Баширом и главой его спецслужбы. Спецпредставители ЕС и США по Судану встречались только с министрами, которые в списки МУС не попали. АС также старался не проводить мероприятия в этой стране, лимитируя участие членов суданской делегации, которые проходили предварительное согласование в штаб-квартире АС. Это означает, что процесс пошел в сторону смягчения позиции США и ЕС в части «арабского сегмента» Африки. Отметим, что на сессии не было в качестве наблюдателей представителей Катара и Турции. Встреча проходила под диктовку Эр-Рияда как возможного финансового спонсора совместных операций в Сомали.

На полях мероприятия отмечались контакты между американцами и руководством суданских спецслужб, а также аль-Хумейданом и Аттой. Особо стоит выделить встречу главы угандийской внешней разведки Дж. Эсвета с делегацией южносуданцев. Эти консультации были продолжены 29 сентября в Кампале, где достигнута договоренность о направлении в Джубу второй партии из 30 сотрудников угандийской разведки с целью организации работы против южносуданской оппозиции из партии Р. Машара в штатах Бенту и Торит. Аль-Хумейдан обсудил с Аттой вопросы двустороннего сотрудничества по Йемену, в частности увеличение финансирования суданских военных, входящих в состав сил аравийской коалиции. На переговорах с представителями американских, саудовских и эмиратовских спецслужб обсуждались совместные операции и обмен развединформацией в отношении движения «Братья-мусульмане». Для ЦРУ эта тема приоритетна после указаний Трампа об активизации деятельности на этом направлении.

Суданский режим идеологически близок к «Братьям-мусульманам», присутствовал на различных уровнях в разных форматах их активности по всему миру, и соответствующей информации в распоряжении Атты много. КСА и ОАЭ планируют использовать суданских партнеров для сбора информации о компрометирующих Катар фактах поддержки салафитских экстремистских групп. Речь идет о публикации их в «Белой книге», решение об издании которой принято на сентябрьском совещании глав спецслужб АРЕ, КСА, Бахрейна и ОАЭ.

В игру вступают «Орлы Сахары»

Наиболее остро Италия и Франция в настоящее время соперничают в Ливии, и их борьба приобретает причудливые формы. Так, ливийская бригада «Орлы Сахары» Барки Шедеми направила письмо координатору внешнеполитической деятельности ЕС Ф. Могерини, требуя начать консультации по размеру финансовых компенсаций в связи с выполняемыми бригадой функциями по охране ливийско-нигерской границы для борьбы с нелегальной миграцией. Бригада участвует в операциях по патрулированию границы Ливии во исполнение Римского пакта, заключенного под эгидой Италии в апреле и юридически оформленного в июле как проект по созданию единой пограничной силы, в которую включены племенные милиции тубу, туарегов и ауляд сулейман. В обмен племена потребовали сверх регулярного жалованья компенсацию за кровную месть между ними, бесплатное обучение и лечение членов племен в итальянских госпиталях.

Помимо охраны границы и борьбы с миграцией Рим таким образом пытается поставить регион под контроль и усилить позиции премьера правительства национального согласия (ПНС) Ф. Сараджа, а также гарантировать безопасность нефтяных полей, оператором которых является итальянская Eni. Предлог – борьба с миграцией. Рим не раз обращался к Брюсселю с требованием взять на себя частичное финансирование и техническое оснащение операции, получая отказ Брюсселя под давлением Парижа. Французы ведут свою игру по усилению влияния в Феццане, исторической области на северо-западе страны, и в Ливии в целом позиций фельдмаршала Х. Хафтара.

Итальянцы через депутатов Европарламента инициировали разбирательство по тратам фондов ЕС на борьбу с незаконной миграцией в Сахеле и Магрибе, включая расследование подкупа еврочиновниками командиров джихадистов в ливанской Сабрате, которые, по данным итальянцев, – основные организаторы незаконной миграции из стран Африки через Ливию в Европу, и суданских джанджавидов, которых преследует МУС. Это обращение вызвало острую реакцию президента Нигера М. Иссуфу, полагающего себя основным адресатом поддержки Брюсселя в борьбе с миграцией и контрабандой. Конкуренцию он терпеть не намерен. Но не все так просто.

11 сентября Ахмед Барка, министр внутренних дел в правительстве Тобрука, сторонник Хафтара, сообщил тому, что договорился с Шедеми «о взаимодействии». «Орлы Сахары» присягнули Хафтару. Они не самое многочисленное племя тубу, но провели успешные операции по перехвату мигрантов и караванов с контрабандой на границе с Нигером и Чадом. Эту бригаду контролирует один из духовных отцов тубу, шейх Мича Салаха Залами. Через Шедеми Хафтар пытался добиться его лояльности. Так что обращение Шедеми инициировано французами, которые решили за счет Брюсселя профинансировать лояльную себе часть племенной милиции, создав альтернативу итальянскому проекту. Париж пытается поставить в неудобное положение Ф. Могерини, которую подозревает в лоббировании интересов Рима в Ливии.

В случае отказа Брюсселя Шедеми контрабанда и мигранты хлынут через нигерско-ливийскую границу, что поставит в сложное положение итальянцев и девальвирует Римский пакт. Удовлетворение «Орлов Сахары» может привести к новым финансовым требованиям проитальянской части тубу для увеличения их жалованья. Так Париж ответил конкуренту на ливийском направлении на депутатские запросы в отношении «правильности» трат фондов ЕС на борьбу с незаконной миграцией…

Евгений Сатановский, «Военно-промышленный курьер»