Трудно ожидать прорывных результатов там, где возможности для достижения компромисса пока даже не просматриваются

Упоминание Дональдом Трампом Украины в контексте предстоящих бесед с Владимиром Путиным «на полях» вьетнамского саммита АТЭС, прямые намеки спецпредставителя США Волкера на готовность Вашингтона разменять Крым на Донбасс, и резко возросшая интенсивность встреч того же Волкера с его московским коллегой Сурковым, породила в аналитическом сообществе новую волну гаданий на кофейной гуще относительно контуров грядущего урегулирования украинского кризиса. Иначе как гаданиями эти мыслительные процессы назвать в принципе невозможно. Потому что никому из экспертов в точности неизвестно, какие именно карты на руках у главных игроки и как именно они собираются их использовать.

Судить можно только по косвенным признакам, которые полной и четкой картины предстоящих событий дать в принципе не могут. Тем не менее, ничего иного нам, простым смертным, просто не остается.

На что в этой связи стоит обратить внимание? Прежде всего, разумеется, на американскую риторику в адрес России, которая чуть ли не с каждым днем становится все более конфронтационной и непримиримой. Является ли это указанием на реальную жесткость американской переговорной позиции? Конечно же, нет! Наоборот, подобного рода словесная артподготовка является стандартным психологическим приемом, который уже сотни лет используется дипломатами для создания у другой стороны выгодного им впечатления о своей решимости идти до конца. Кстати, особенного ценного, когда у самих поджилки трясутся.

То есть, проще говоря, Россию элементарно пытаются «взять на понт», подобно тому, как кулачные бойцы перед схваткой грозно рычат, делают страшные глаза и бьют себя в грудь. Понятно, что всему этому шумному балагану придавать особое значение следует.

А вот то, что Трамп намерен говорить с Путиным об Украине, является вполне определенным сигналом. Ведь любой разговор на таком уровне возможен только тогда, когда подразумевается возможность некоего консенсуса. Для того чтобы предъявлять Путину голые ультиматумы, вполне достаточно той же полубезумной Хейли, которая с выпученными глазами регулярно требует чуть ли не лишить Россию места на планете Земля.

То есть Трамп, несомненно, намерен говорить с Москвой на деловом языке. И основные посылы этого разговора тем же Волкером уже обозначены – забываем про Крым и снимаем санкции в обмен на Донбасс. Тем более, что дело идет к выборам президента России, а тут, аккурат к этому сроку, возникает такое себе украинское чудо. Так, вероятно, это представляют себе в Вашингтоне.

Здесь, конечно, есть о чем с ними поговорить. Но не договориться. Ибо преувеличивать конструктивный потенциал этих американских «заманух» вряд ли стоит. И в Москве это наверняка понимают.

Во-первых, российские выборы в принципе имеют весьма отдаленное отношение к Украине. А исход таковых от развития событий в этой полузабытой россиянами исторической провинции зависит в исчезающе малой степени. Хотя Москва, конечно же, заинтересована в том, чтобы в предвыборный период здесь было как можно меньше поводов для беспокойства. И это уже, само по себе, почва для содержательных бесед с Трампом. Впрочем, стоит отметить, что и провокация Западом предвыборного обострения на Донбассе также может быть использована действующей российской властью к своей выгоде.

Однако это не более чем политическая тактика. Что же касается стратегии, то здесь поводы для оптимизма и вовсе не просматриваются. Американскую идею размена Донбасса на Крым в России не могут рассматривать иначе как попытку «выцыганить» таким способом одну территорию, чтобы затем плавно перейти к выдвижению требований о возврате себе другой. Тем более, что американцы даже не скрывают, что признавать Крым российским не собираются и просто оставляют эту вкусную грушу себе на десерт. Который вряд ли сильно задержится после донбасского «обеда».

Думаю, что при всей многолетней инерции благожелательного отношения к «нашим американским друзьям», в российских верхах уже выработалось четкое осознание неисправимо волчьей природы англосаксонской геополитики, у которой нет вечных друзей, а есть только вечные захватнические интересы. Поэтому в Кремле вряд ли строят иллюзии по поводу того, что сдав Донбасс, они, таким образом, своими руками проложат Америке прямую дорогу к «обсуждению» вопроса о Крыме.

Аппетит приходит во время еды. И западный геополитический волк исключением не является. Для него любая, а тем более крупная уступка другой стороны всегда была и будет только сигналом к дальнейшему усилению давления на дрогнувшего неприятеля.

Именно поэтому Россия Донбасс уже никогда не отдаст. Даже без учета таких тоже очень существенных мотивов, как братская солидарность с его народом и процесс его отдаления от остальной Украины, который зашел уже очень далеко.

Что же касается возможных разменных ходов в увязке украинской проблематики с сирийской, или корейской, то это достаточно слабые карты для того, чтобы Вашингтон мог на них рассчитывать. В Сирии Россия, по сути, уже триумфатор. И Америке, позиции которой там как никогда слабые, просто нечего будет Москве предложить. Что же касается Кореи, то главным геополитическим визави для США там является отнюдь не Россия, а Китай, с лидером которого Трамп и намерен вести личный диалог в ходе своего визита в Поднебесную.

Таким образом, если смотреть на ситуацию с позиций большой стратегии, то пространство для маневра сверхдержав в отношении Украины достаточно узкое. А его «красные линии» уже давно и четко прочерчены.

Причем, их основная суть читается достаточно ясно. До тех пор, пока Штаты и, в частности, Трамп будут придерживаться немудреной философии всех обнаглевших мировых хищников – «Моё это моё, а о вашем мы еще поговорим!», ничего из американских «хотелок» реализовано не будет.

Известный тезис российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, прозвучавший касательно Украины больше года назад – «Россия может и подождать!» полностью сохраняет свою актуальность и по сей день. И не только по отношению к Киеву, но и к Вашингтону.

За первый год президентства Дональда Трампа не случилось ровно ничего такого, что в Москве могли бы признать как несомненный признак усиления мощи и решимости Америки. Ситуация развивается скорее — с точностью до наоборот. И в положении заокеанской сверхдержавы наблюдается все больше признаков неуверенности, непоследовательности, нерешительности и пустой буффонады. А это далеко не те «козыри», при наличии которых оппоненты США будут готовы идти им на серьезные уступки.

Думаю даже, что уже недалек тот момент, когда несменяемый, фатально для США, российский лидер найдет повод напомнить Трампу о том, что Америке на Украине вообще нечего делать. И пока она оттуда не уберется, никакого консенсуса и даже нормального диалога с ней никогда не будет. Возможно, что это случится уже на вьетнамском саммите. Во всяком случае, чем быстрее в Вашингтоне поймут всю нелепость и вздорность своих претензий на Киевскую Русь, тем будет лучше для самих американцев. Потому что в данном случае они зашли так далеко, откуда еще никто не возвращался. Ни тевтонские псы-рыцари, ни Карл 12, ни Наполеон Бонапарт, ни Адольф Гитлер. И Америка в этом смысле исключением не будет.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов