Беспрецедентные успехи России в деле строительства подводного флота не должны быть поводом для принятия нерациональных решений сомнительного военно-политического свойства

Минувшие дни ознаменовались отрадной, во всяком случае — на мой вкус, информацией о крайне плачевном состоянии военно-морских сил ключевых европейских государств НАТО – Германии и Польши. В частности — их подводных флотов, от которых, как выяснилось, уже практически ничего не осталось. Последняя действующая немецкая субмарина попала в аварию, в результате чего встала на длительный ремонт. А на польской подлодке «Орел», еще советского производства, произошел пожар, в результате которого её, горемычную, пришлось затопить прямо у причала.

К этому стоит приплюсовать весьма неопределенные перспективы развития подводной составляющей военно-морских сил США, Великобритании и Франции. Общая характеристика которых – постоянно старение корабельного состава, хроническое продление межремонтных периодов, что существенно повышает аварийность и снижает боевые возможности, плюс весьма туманные перспективы замены действующих субмарин подводными лодками новых поколений.

Списание флота французских АПЛ «Рубис» отложено из-за задержки со строительством новых субмарин

Предвижу в этом месте неизбежное скептическое хмыканье части аудитории по поводу моего якобы чрезмерного оптимизма. Но вижу в этом, в основном, «радиоактивный след» двадцатипятилетней пропагандистской кампании Запада о его якобы неодолимой военной мощи, которой мы, чего греха таить, позволили почти беспрепятственно сеять смуту и безверие в наших умах и сердцах.

На самом же деле никакие набившие оскомину аргументы в пользу превосходства Запада, вроде его фантастически огромных военных расходов, сегодня уже не работают. Всем уже ясно, что американский доллар это по большому счету грандиозная фикция планетарного масштаба. И что американцы совершенно не стесняются рисовать эти ничем не обеспеченные фантики в любых количествах, точно также как это в свое время делал Попандопуло из Одессы.

Поэтому непомерно раздутый военный бюджет США абсолютно неинформативен с точки зрения их реальных военных возможностей. И тот же проект истребителя Ф-35, на который ухлопан уже триллион долларов и который толком до сих пор не летает – наглядное тому подтверждение.

Поэтому американцы, а равно их ключевые союзники, мечутся сегодня между огромными номинальными расходами на содержание существующей военной машины и необходимостью ее дальнейшей модернизации. И получается у них это все хуже и хуже. Именно потому, что крайняя легковесность нынешнего доллара не составляет секрета, прежде всего, для самих американских граждан и предпринимателей, которые не сильно рвутся создавать реальные материальные ценности (в том числе авианосцы и ракетные подводные крейсеры) за весьма сомнительную и постоянно теряющую в весе «валюту».

На таком «дауншифтерском» фоне масштаб деятельности России в сфере возрождения и усиления своего флота, прежде всего стратегического подводного, не может не впечатлять. Даже при всех финансово-бюджетных неурядицах и связанных с ними некоторых смещениях сроков сдачи флоту новых боевых единиц, общая картина отражает планомерный, ритмичный и целеустремленный характер идущих процессов.

Россия активно ведет строительство ракетных подводных крейсеров четвертого поколения проекта 955 «Борей», при том, что ракетные подводные силы Запада представлены в основном кораблями, спроектированными еще в 70-х годах прошлого столетия и уже доживающими свой век.

При том, что эти субмарины весьма динамично вводятся в строй, российское руководство отнюдь не идет по пути простой замены предшествующего поколения стратегических подлодок, известных как проект 667 БДРМ. Эти весьма эффективные боевые корабли постоянно и планово модернизируются. И сегодня речь уже идет о том, что продление срока службы позволит оставить их на вооружении флота одновременно с прибытием на его пополнение новых «Бореев».

Вывод РПКСН К-84 «Екатеринбург» проект 667 БДРМ из эллинга после модернизации

А это означает, что к рубежу 30 годов нынешнего века Россия при желании и в случае необходимости может фактически удвоить свой ракетно-ядерный потенциал на море. А необходимость такая вполне может возникнуть, ввиду полной неопределенности с будущим российско-американских договоров по СНВ. Тем более, что к тому времени постепенный вывод в резерв подводных крейсеров третьего поколения может быть компенсирован вводом в боевой состав ракетных субмарин пятого поколения, которые, по некоторым сведениям, уже разрабатываются.

И это не говоря уже о беспрецедентном в мировом масштабе прорыве России в сфере неатомного подводного судостроения. Которое выражается в интенсивном поступлении на вооружение флота сравнительно небольших дизель-электрических субмарин, которые, имея на вооружении крылатые ракеты большой дальности, фактически являются подводными лодками стратегического назначения на театре военных действий! Таких кораблей, которое сочетают в себе относительную дешевизну неатомного проекта и боевую мощь первоклассной ядерной субмарины, сегодня нет ни в одном флоте мира, кроме российского. Про наличие реального боевого опыта применения этого, по сути, нового оружия уже и не говорю – это чисто российский эксклюзив.

Погрузка крылатых ракет «Калибр» на подлодку «Новороссийск» проекта 636.3 в Севастополе

Можно сколько угодно брюзжать в интернете насчет тощих зарплат и плохих российских дорог. Но даже при том, что такое нытьё далеко не всегда беспочвенно, любому кто дружит с собственной головой должно быть очевидно – вложения страны в гарантию собственной физической безопасности являются высшим и безусловным приоритетом. Потому что если этим не заниматься по настоящему, никакие зарплаты и дороги могут просто не понадобиться. Разве что по этим дорогам очередному западному супостату (а сколько их уже было на российском веку!), будет проще добраться до сердца России.

Так что приоритеты, которые расставил Владимир Путин в стране, которая не единожды в своей истории оказывалась на волосок от гибели из-за вражеского нашествия, абсолютно логичны и мотивированы.

Лично у меня в этой связи, коль скоро мы говорим о российских успехах в возрождении подводного флота, вызывает вопросы только одно обстоятельство. А именно – как в эти планы вписывается и насколько стыкуется с интересами обеспечения военной безопасности России предполагаемая утилизация двух из трех оставшихся крупнейших в мире атомных подводных ракетных крейсеров проекта 941 «Акула» — «Архангельск» и «Северсталь»?

Официальное решение по этому поводу, судя по материалам открытой прессы, пока не принято. Но в начале года на одной из этих подлодок были зафиксированы работы по демонтажу ракетных шахт. Между тем, главный резон в пользу отправки на слом этих уникальных кораблей, который заключается в отсутствие ракетного боезапаса, выглядит довольно сомнительным. Дело в том, что именно лодка данного типа – «Дмитрий Донской» была «стартовой площадкой» для испытаний новой российской ракеты морского базирования «Булава». И этот успешный опыт недвусмысленно свидетельствует – переоборудовать «Акулы» в носители «Булавы» — задача вполне решаемая.

Что же касается состояния этих кораблей в целом, то оно не может быть слишком плохим, поскольку любой не списанный окончательно с флота корабль, к тому же ядерный, всегда подлежит определенному минимуму технического обслуживания. Да и возраст самих «Акул» — меньше тридцати лет, весьма далек от критического и ничуть не больше, чем у находящихся в строю американских ПЛАРБ типа «Огайо», или тех же российских лодок проекта 667 БДРМ.

Что же касается досужих домыслов некоторых «интернет-знатоков» о «большой шумности» лодок такого типа и тому прочих «несовершенствах», то для корабля, способного достать территорию врага прямо от родного причала, всё это не имеет ровно никакого значения.

Но главное даже не в этом. А в том колоссальном психологическом эффекте, который оказывает наличие у России такого уникального, не имеющего аналогов в мире мегаоружия, как гигантские субмарины типа «Акула» на её потенциальных противников. Недавнее прохождение одной из таких лодок – «Дмитрия Донского», следовавшей на военно-морской парад в Санкт-Петербург, вдоль берегов северной Европы, породило в западной прессе и в тамошнем общественном сознании настоящий «шок и трепет» по поводу военных возможностей русских, способных строить такие невиданные боевые машины.

А такие вещи ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов. В конце концов – одной из важнейших задач военного флота в мирное время как раз и является демонстрация флага. Причем демонстрация максимально убедительная, главное назначение которой заключено в том, чтобы избежать необходимости перехода к стадии силового убеждения неприятеля. И в этом смысле гигантские русские «Акулы» могут стать не только настоящими хозяевами мирового океана, но и властителями дум для тех, кто слишком неровно дышит к России. А это, согласитесь, стоит некоторых затрат.

РПКСН ТК-208 «Дмитрий Донской» проекта 941 проходит мост Большой Бельт (Дания) 28.07.2017

Прекрасно, конечно, что нынешняя Россия строит новые боевые подводные корабли, опережая в этом деле весь остальной мир. И можно понять современных капитанов судостроительного бизнеса, которым проще и выгодней развивать новый проект, чем возиться со старым. Но по критерию «стоимость-эффективность» — главному для страны в таких случаях, вовсе не факт, что возрастная, но всё еще могучая «Акула», обязательно окажется в проигрыше по сравнению с её более молодыми собратьями. Во всяком случае, никаких убедительных расчетов и доказательных выкладок на этот счет мне на глаза не попадалось. Подозреваю, что их просто нет. А они должны быть, коль скоро речь не о частной лавочке, но о народном достоянии, способном принести немалую пользу обороне страны.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов