В пятницу Киев вновь посетил «смотрящий от Вашингтона» Курт Волкер, который провел ряд встреч с украинским руководством. Накануне его приезда СМИ и экспертное сообщество несколько дней подряд гадали, чего ждать от визита спецпредставителя США по переговорам по Украине.

Вообще надо сказать, что ожидания от визита Волкера были явно завышены. Когда записной маккейновец на идеальном дипломатическом языке говорит о том, что США, возможно, поставят ВСУ летальные вооружения и усилят давление на Россию, на Банковой эти слова толкуют с точки зрения влюблённой женщины – воспринимается только то, что хочется слышать, после чего наступает этап краткосрочного впадения в эйфорию.

А ведь следует вспомнить, что всего год назад украинской тематикой занимался целый вице-президент Джозеф Байден. Теперь же администрация Дональда Трампа заметно понизила уровень отношений с официальным Киевом.

Если разобраться, то статус и полномочия Волкера – это уровень посла по особым поручениям, а его потолок в плане переговоров – это заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев.

Складывается впечатление, что «голубя» Тиллерсона, давно имеющего тесные деловые связи в России, по требованию окопавшихся во власти неоконов уравновесили «ястребом» Волкером.

А еще с введением в процесс фигуры Волкера удлинилась сигнальная цепочка, по которой общаются Киев, Вашингтон и Москва. Вот представьте: сначала Порошенко встречается в Волкером, потом тот доносит сведения до своего шефа Тиллерсона, затем встречается с российскими переговорщиками, и лишь спустя все эти этапы сигнал из Киева доходит до руководства Кремля.

Обычно контакты государств, в том числе конфликтующих, когда руководство по каким-либо причинам не может общаться напрямую, происходят по множественным каналам: дипломатическим, военным, разведывательным, неофициальным (например, через представителей бизнеса или духовенства).

Но за последние три с лишним года сигнальные связи между Украиной и Россией только рвутся, а те, что ещё остались – становятся длиннее.

Тем самым, система опосредованного общения между Москвой и Киевом является, мягко говоря, странной, поскольку в коммуникации между двумя странами действует откровенно лишнее звено – американский Госдеп и его посредник, не выражающий интересов ни России, ни Украины.

Есть ли у Киева возможность вести переговоры с Москвой без американцев? Есть, и об этом публично говорил Владимир Путин. На «прямой линии» президент РФ дал чёткий месседж – Виктор Медведчук – именно тот политик, с кем Кремль готов вести переговоры и чьему слову доверяет. А главное – тот человек, у кого есть возможность напрямую связываться с Кремлем, независимо от ситуации.

По инсайдерским данным, Киев действительно использует связь с Кремлём через Медведчука, но только, когда крепко припечёт.

А ведь худой мир, всё-таки, лучше доброй ссоры. Главное, чтобы не было поздно.

Александр Ростовцев, ПолитНавигатор