С министром обороны у них что-то подобное случалось. В 1963-м. За ним подал в отставку и премьер. А затем консерваторы проиграли выборы. История повторяется. Нынешние тори тоже уйдут из-за женщины. В смысле, Мэй.

Майк Фэллон
Майк Фэллон

– Доктор, напишите, что я умер от СПИДа, а не от дизентерии. – А какая вам уже разница? – Пусть все думают, что я ушел как мужик. Все совпадения с анекдотом случайны. Но Тереза Мэй, например, так и считает, что ее министр обороны Майк Фэллон ушел героически. Хотя в каком-то смысле его на самом деле сразил СПИД. Синдром приставаний и домогательств, охвативший, кажется, весь Запад. Дня не проходит, чтобы кого-нибудь из медийных персон не настигли интимные откровения их бывших жертв.

И ведь не сказать, чтобы на Фэллона накопилось. Ну, вспомнила журналистка Sunday Express Джулия Хартли-Брюер, как он пытался 15 лет назад потрогать ее коленку во время ужина консерваторов. Так во-первых, не получилось. Она в ответ пообещала потрогать его лицо. Наотмашь. Во-вторых, вину свою признал и давно извинился. В-третьих, по ее словам, она и зла-то на него не держит. Тем не менее, «я в прошлом вел себя недостойным для вооруженных сил образом. Я сделал выводы и подаю в отставку».

И вовремя сделал. И выводы, и ноги. Хотя в том самом прошлом он не имел к вооруженным силам никакого отношения. Но в парламенте сейчас как раз спецкомиссию создали по домогательствам депутатов и чиновников. Кто знает, что бы она еще нарыла. Газета Sun пишет, что Фэллон так и сказал премьеру: «Я не могу гарантировать, что не появятся новые обвинения». А так он теперь не фигурант, а пример для подражания. Но все понимают, что не в Майке дело. Власть Британии вывалила все свое грязное белье. В черном списке 36 высокопоставленных фамилий. В том числе из правительства.

Министр по международной торговле Марк Гарнье признался, что просил секретаршу купить ему игрушки в секс-шопе. А для главы канцелярии кабмина – его еще считают правой рукой премьера – Дэмиана Грина это уже совсем не игрушки. Журналистка Кейт Молтби прямо обвинила его в непристойностях. То есть, шаловливой оказалась правая рука премьера. Тереза Мэй, конечно, даст эту руку на отсечение в доказательство того, что ни о чем таком не подозревала. И ведь не подозревала. Знала. Еще главой МВД получала жалобы на своих разухабистых соратников. Так что ей не расследования требовать, а всего и надо, что порыться в своем долгом ящике.

Ну, или заглянуть на специальный чат обиженных сотрудниц парламента. Есть уже и такой. А там в деталях. Имена, кабинеты, позы. Подробности – Вайнштейн покраснеет. И все под лозунгом «видного члена партии должно быть видно». А Фэллона уже нет. Но неправильно думать, что пострадал он за ошибки молодости. Ведь и будучи главой военного ведомства, сохранил те же повадки. Только приставал уже не к женщинам, а к странам. Правда, не извинялся. И русский язык не понимал, когда ему советовали: лучше не лезь. В общем, как говорил товарищ Жеглов, наказания без вины не бывает.

Кстати, с министром обороны у них что-то подобное случалось и в 1963-м. Попался на измене и ушел. Вслед за ним подал в отставку премьер. А затем консерваторы проиграли выборы. История повторяется. С той разницей, что нынешних тори губит совсем не только их либидо. Хотя они тоже уйдут из-за женщины. В смысле, Мэй. Но только Фэллон успел это сделать, «как мужик».

Михаил Шейнкман, радио Sputnik