Шум вокруг официальных обвинений, выдвинутых против бывших советников Дональда Трампа, стоит огромный. Но за шумом и трескотней вырисовывается очевидная истина: в американской предвыборной кампании прошлого года никакого «русского следа» нет. И эти обвинения — наглядное тому подтверждение.

Украинский след

Скандал вокруг капиталов Пола Манафорта, бывшего главы предвыборной кампании Трампа, может свидетельствовать скорее об «украинском следе». Спецпрокурор Роберт Мюллер подробно разобрал финансовые документы Манафорта и выявил бесспорные факты получения тем солидных сумм на свои кипрские офшоры.

Я часто бывал в штабе Партии регионов, когда там активно работала команда Манафорта, и не раз сталкивался с ним и его коллегами в коридорах. Держались они довольно закрыто и обособленно, донося свои месседжи сотрудникам штаба Виктора Януковича в основном через их руководителей. Смею вас заверить, эти месседжи «пророссийскими» назвать никак нельзя было. Наоборот, главная задача Манафорта и его команды заключалась в том, чтобы представить лидера Партии регионов в качестве прозападного деятеля. И «регионалы», строящие кампанию на Украине, как раз постоянно жаловались на американское, а отнюдь не на российское влияние на их кампанию.

Нынешние воспоминания бывшего посла США Джона Хербста свидетельствуют именно о том, что это он в начале 2005 года согласовывал появление Манафорта в штабе Януковича, а не посол России. «Это было нечто, что я посчитал хорошей идеей», — говорит Хербст сейчас. Мало того, по признанию посла, лоббист Рик Дэвис, работавший на Манафорта, постоянно докладывал в посольство о своей деятельности в штабе Партии регионов, что подтверждает неприятные догадки команды Януковича.

Наверняка Хербст докладывал о каждой из этих бесед в Госдепартамент. И наверняка там легко могли сверить свои догадки о гонорарах американских политконсультантов, работавших в Киеве, с публичным реестром FARA, где лоббисты должны постоянно декларировать средства, полученные от иностранных держав.

Слухи о баснословных гонорарах Манафорта ходили на Украине долго, но почему-то американские послы и спецслужбы милостиво закрывали на это глаза, пока речь не пошла о кампании Трампа. Не «вляпался» бы в нее Манафорт — до сих бы пор горя не знал.

Я не буду сейчас анализировать поверхностность и откровенные ляпы обвинения в адрес Манафорта. Достаточно сказать, что Мюллер в этом документе утверждает, что до Януковича президентом Украины была Юлия Тимошенко — уже показательный факт, говорящий о «тщательности» расследования. Но потоки по офшорным счетам Манафорта спецпрокурор отследил тщательно. Мюллер подробно разбирает переписку Пола Манафорта и его партнера Ричарда Гейтса. Там нет ни слова о России.

«Дети лейтенанта Шмидта»

А вот в обвинениях против другого, менее значимого, советника кампании Трампа есть упоминания России. Речь идет о заключении Мюллера относительно Джорджа Пападопулоса, который с марта 2016-го работал в качестве одного из советников по внешнеполитическим вопросам в штабе кампании.

Итак, спецпрокурор выяснил, что Пападопулос сразу после того, как узнал о своем попадании в штаб Трампа, контактировал с неким «заморским профессором». Наверняка с российским, раз речь идет о поиске «русского следа»? Но, как выяснили американские СМИ, речь идет о мальтийце Джозефе Мифсуде, представляющимся директором Лондонской академии дипломатии.

Судя по заключению Мюллера, «профессор» пообещал Пападопулосу свести его с рядом российских деятелей — и даже с «племянницей Путина». Видать, молодой специалист по внешней политике не знаком с российской классикой. Иначе он знал бы, что такое «дети лейтенанта Шмидта», и как минимум погуглил бы биографию российского президента, чтобы выяснить, есть ли у него племянницы. Но юноша решил, что он теперь может появиться в штабе Трампа не просто как подающий надежды теоретик по внешнеполитическим вопросам, а как значимая фигура, имеющая связи даже с Кремлем через «племянницу Путина».

В 20-х числах марта Попадопулос встретился с некой «российской женщиной», представленной ему в качестве «родственницы российского президента Владимира Путина, имеющей связи с высшими чиновниками России». Позже он понял, что его попросту надули насчет «племянницы».

Можно сколь угодно долго раздувать скандал вокруг Манафорта, скрывшего свои украинские доходы от налогов, и Пападопулоса, ставшего объектом чьего-то злого розыгрыша. Но нельзя не признать, что все эти скандалы не имеют никакого отношения к России. Мало того, они не оставляют камня на камне от обвинений во «вмешательстве Кремля» в американские выборы. Однако признать это американская пресса, устроившая бурю в стакане воды, пока не в состоянии.

Владимир Корнилов, РИА