Сейчас Европа ищет поводы, чтобы отбиться от претензий Киева на вступление в ЕС и НАТО, а украинские власти, почувствовав угрозу, уже начали переговоры с восточноевропейскими соседями

Скандал вокруг нового закона Украины «Об образовании» набирает обороты. После протеста зарубежных партнеров к борьбе за свои права подключились и граждане страны. Как сообщил сопредседатель фракции «Оппозиционный блок» Юрий Бойко, депутаты обжаловали этот закон в Конституционном суде. Их требование всего за две недели поддержали уже 100 тысяч человек.

Борьба на внутриполитическом и внешнеполитическом уровне явно только начинается, поскольку дискриминационный законодательный акт нарушает не только Конституцию Украины, но и целый ряд международных обязательств страны перед ООН, Советом Европы, ОБСЕ и ЕС.

Запрет дискриминации

Общий запрет дискриминации содержится во всех основных международных конвенциях и является одним из основополагающих принципов международного права. Украина, частично до 1991 г., частично после присоединилась ко всем международным Конвенциям в сфере защиты прав человека, неотъемлемой частью которых является и защита прав меньшинств.

Так, в ст. 2 Всеобщей декларации прав человека содержится условие, что «каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении… языка, … национального или социального происхождения». Ст. же 14 Европейской конвенция о защите прав человека и основных свобод говорит о том, что «пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку… языка, …национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам». Присоединилась Украина и к Протоколу №12 этой Конвенции, отдельно регулирующему вопросы устранения дискриминации.

На днях Петр Порошенко с гордостью объявил Украину страной-основателем ООН. При этом существуют системные нарушения со стороны правящего режима ряда обязательств перед ООН в сфере защиты прав человека. В первую очередь, они нарушены законом об образовании.

В частности, Украина является подписантом Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.26 которого гарантирует всем равную защиту закона без дискриминации по признаку, например, языка и национального происхождения.  О каком равенстве может идти речь, если с 2020 года около 1 млн. миллиона детей вообще будет лишено права на получение образования на родном языке? Это, кстати, нарушает и Конвенцию о правах ребенка, ст. 30 которой гарантирует право ребенка, принадлежащего в национальному меньшинству, пользоваться своей культурой и родным языком.

Прямо нарушает Украина и Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, согласно которой «расовая дискриминация означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни».

Поликультурность или нациократия?

Провозгласив стратегической целью своей внешней политики членство в ЕС, официальный Киев категорически отказывается признать тот факт, что Объединенная Европа строится на принципах поликультурности. Более того, современный ЕС можно назвать «территорией меньшинств», где они пользуются всеми правами, иногда даже за счет доминирующего большинства. На бумаге Украина, конечно, присоединилась к европейским нормам защиты прав национальных меньшинств. Но в реальности сложно назвать обязательство перед Европой, которое Киев бы своей политикой в области образования не нарушил.

В частности, согласно ст.5 Рамочной Конвенции о защите национальных меньшинств «стороны воздерживаются от любых политических и практических действий, имеющих целью ассимиляцию лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, вопреки их воле, и защищают этих лиц от любых действий, направленных на такую ассимиляцию». В свою очередь, ст. 14 документа обязывает «в районах традиционного проживания, а также там, где лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, составляют значительное число, …обеспечить, …чтобы лица, принадлежащие к этим меньшинствам, имели надлежащие возможности изучать язык своего меньшинства или получать образование на этом языке».

Несмотря на многочисленные требования националистов выйти из Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств, документ продолжает оставаться действующим на территории Украины. Ст. 8 Хартии, регулирующая систему образования, гласит, что участники обязуются в рамках территории, где такие языки используются, в соответствии с положением каждого из этих языков обеспечивать доступность дошкольного образования или его существенной части на соответствующих региональных языках или языках меньшинств; либо гарантировать это право, по крайней мере, тем ученикам, чьи семьи просят об этом, и количество которых считается достаточным. Это норма касается всех сфер образования, от дошкольного до высшего.

Ассоциация или ассимиляция?

В стремлении создать нациократическое государство с одним языком, одной обязательной бандеровской идеологией и одной религией Украина идет даже на прямое нарушение положений Соглашения об ассоциации с ЕС.

Уже в преамбуле договора говорится о принципах сотрудничества на базе «Устава Организации Объединенных Наций, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), в частности Хельсинкского заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 году, заключительных документов Мадридской и Венской конференций соответственно 1991 и 1992 годов, Парижской хартии для новой Европы 1990 года, Всеобщей декларации прав человека ООН 1948 года и Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 года». Эти же принципы подтверждает ст. 2 Соглашения.

Нарушение Киевом договоренностей с ЕС может повлечь за собой введение санкций и приостановку действия документа, как уже обещает Венгрия.

Статья 478 договора предусматривает введение санкций за нарушение обязательств. Причем в случае «нарушения Стороной какого-либо из основных элементов Соглашения, определенных в ст. 2» перестает работать принцип, что эти санкции должны наносить как можно меньший ущерб функционированию соглашения. То есть, если Украина нарушает базовые принципы зашиты прав человека, европейская сторона может приостановить выполнение любых положений Соглашения об ассоциации. Например, ввести секторальные санкции, ликвидировать режим свободной торговли, отменить льготы на поставки украинской продукции, вернуть визовый режим, ограничить трудовую миграцию и т.д.

Ссылки Павла Климкина и других официальных представителей Украины на то, что законодательство в сфере образования Украины является внутренним делом страны, попросту неграмотны. Как следует из Московского Документа СБСЕ (ныне – ОБСЕ) 1991 года, к которому присоединилась Украина, «государства-участники подчеркивают, что вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии, верховенства закона, носят международный характер, поскольку соблюдение этих прав и свобод составляет одну из основ международного порядка. Они категорически и окончательно заявляют, что обязательства, принятые ими в области человеческого измерения СБСЕ, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников, и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства».

Преступление и наказание

Безусловно, международное право имеет рекомендательный характер, а контроль за соблюдением его норм до сих пор несовершенен. Ярким примером может служить ситуация в прибалтийских государствах. Осуждающие резолюции, рекомендации и доклады по поводу языковой ситуации и положения национальных меньшинств исчисляются десятками. При этом Евросоюз и НАТО закрыли глаза на вопиющие нарушения прав человека в этих странах и приняли их в свои ряды.

Сейчас Европа ищет любые поводы, чтобы отбиться от навязчивых претензий Киева на вступление в ЕС и Североатлантический Альянс. А киевские власти, почувствовав угрозу, уже начали «сепаратные переговоры» с восточноевропейскими соседями. Вполне возможно, что в результате будет дискриминирована лишь русскоязычная община. Ради чего, собственно, и затевалась операция с законом об образовании.

Но механизмы для привлечения украинских нарушителей прав человека все же существуют. Помимо санкций в рамках Соглашения об ассоциации, лишить Украину полномочий может и ПАСЕ, принявшая недавно резкую резолюцию, осудившую закон «Об образовании». Существуют и санкции СБ ООН, Международный суд ООН. Вряд ли, конечно, они будут заниматься частным случаем скандального законопроекта, но он вполне может стать частью общего иска о системных нарушениях прав человека на Украине, уже зафиксированных международными правозащитниками.

Ольга Сухаревская, РИА Новости Украина