Фантасмагоричность  происходящего в Украине удивления достойна.

Бывший президент Грузии и бывший губернатор Одессы Михеил Саакашвили, лишенный президентским указом украинского гражданства, в сентябре 2017 года все-таки прибыл в Украину, фактически прорвавшись через украино-польскую границу с группой сторонников, не встретив серьезного сопротивления властей.

А 17 октября он и его сотоварищи уже в тысячном количестве устроили акцию протеста и установили палатки в Киеве на ул. Грушевского возле Верховной Рады Украины. Среди протестующих оказались немногочисленные члены партии Саакашвили «Рух (движение) новых сил», националисты из гражданского корпуса «Азов», батальона «ОУН»* и других парамилитарных  формирований.  Присутствовали так же представители партий «Батькивщина», «Самопомощь», отдельные народные депутаты из «Блока Петра Порошенко», так называемые «еврооптимисты» Сергей Лещенко и Мустафа Найем. Эту разношерстную кампанию объединила чья-то воля.

Выступление, видимо, с подачи президентских политтехнологов, окрестили «Михомайданом».  И верно, на Третий массовый Майдан он явно не тянет.

Участники акции ультимативно выставили три главных требования к президенту Петру Порошенко и Верховной Раде. Они потребовали, во-первых, отмены депутатского иммунитета. Во-вторых, срочного создания Антикоррупционного суда. И, в-третьих,  проведение выборов в народные депутаты по открытым спискам партий и отмена мажоритарной системы.

Саакашвили, с присущим ему кавказским темпераментом, пообещал «разогнать барыг» и заявил, что «люди будут всяческими методами оказывать давление на так называемых народных избранников, на президента Украины, потому что в конце концов все дороги ведут к нему, и он должен принять для себя решение: Верховная Рада не хочет принимать решение – значит, президент может ее распустить. Если президент не хочет принять, то Верховная Рада может принять закон об импичменте и начать процедуру».

Достаточно странная, на первый взгляд, программа для народного выступления. Насущно необходимые гражданам требования о прекращении войны в Донбассе на основе Минских соглашений, о снижении губительных коммунальных тарифов, об отмене антинародных реформ – пенсионной, здравоохранительной, образовательной и прочих фискальных и дискриминационных законов остались за скобками.

Ну, какое дело  до Антикоррупционного суда украинскому гражданину, перед которым дилемма – или хлеба купить, или коммуналку оплатить? На Первом Майдане люди протестовали против фальсификации президентских выборов. На Втором, кровавом,  требовали европейского уровня жизни, по невежеству не различая разницы между полноправным членством в Евросоюзе со всеми вытекающими преференциями и подписанием кабального соглашения про ассоциацию с ЕС. Что привело к  Донбасской войне, системному кризису государственности, разрушению экономики и социальной сферы, массовому обнищанию населения. Что дало толчок к еще большему распространению коррупции, которая стала основой существующей системы взаимоотношений в стране.

А тут Антикоррупционный суд и отмена мажоритарки. С таким же успехом можно идти на штурм Верховной Рады с требованием переселения пингвинов с Южного полюса на Северный.

Любопытно вот еще что. Бойцы Национальной гвардии, выставленные для охраны и защиты парламента, и находящиеся в рядах протестующих представители «добровольческих батальонов» подчинены одному человеку – министру внутренних дел Арсену Авакову.

Аваков ненавидит Саакашвили. У них происходили стычки. Однажды на совещании в присутствии президента Аваков даже швырнул бутылку волы в Михеила. Однако  теперь он,  игнорируя президентские указания,  фактически пропустил грузина через границу, не пресек силами национальных гвардейцев и полиции установку палаток на ул. Грушевского.

Президент Порошенко был рассержен  и возмущен  установкой платочного городка. Но Аваков, почти резонно, заявил, что из двух зол он выбрал меньшее и не допустил пролития крови. Действительно, в 2013 году на Майдан вышли студенты. А теперь пришли люди, многие из которых воевали в АТО и могли иметь оружие. По крайней мере пистолеты.

Тут дело тоже не просто. Ненавидя Саакашвили, Аваков ему по сути помогает. И заставить сделать это могла только самая влиятельная сила в Украине – американцы. Без одобрения американских эмиссаров власти не сделают ни шагу, парламент не примет ни одного закона. То есть украинское государство в полной мере попало под внешнее управление.

Более того США инкорпорировало в государственные силовые структуры Украины свою собственную структуру – НАБУ (Национальное Антикоррупционное бюро Украины), которое независимо даже от президента и подчиняется только Вашингтону. По сути дела Америке безразлична борьба с местными коррупционерами. У НАБУ другое предназначение. Это инструмент влияния на украинских политиков и чиновников, манипулирования ими в нужном американцам направлении. Инструмент обеспечения послушания. Тем более, что система государственной коррупции такова, что почти все представители власти в стране имеют основания опасаться личной ответственности. Участвуя во властных структурах, они априори участвуют в коррупции.

Но вышла неувязка. Аресты провинившихся казнокрадов, следствие оказались безрезультативными. Украинские суды или оправдывали преступников, или отпускали под залог. За решетку шла мелкая сошка.

Отправлять арестованных украинских граждан в Америку нельзя. Мировая общественность возмутится.

Тогда американцы приняли решение создать еще одну свою структуру. НАБУ – это одна американская рука на горле украинской государственности. А второй рукой будет подотчетный лишь Вашингтону Антикоррупционный суд.

Но украинские политики, народные депутаты заартачились. Зачем им Дамоклов меч над головами и неотвратимость наказания? Они начали саботировать принятие соответствующего законопроекта.

Вот тогда и возник Анабазис Саакашвили. Надо же пристроить к делу беспокойного грузина. Тем более, что он всегда был верен Америке. Получал вторую зарплату из фонда Джорджа Сороса, как и грантоеды, народные депутаты… уже упомянутые Сергей Лещенко и Мустафа Найем. Что-то профинансировали сами американцы. Чем-то помогли обиженные Порошенко олигархи Игорь Коломойский и Дмитрий Фирташ. Рука Сороса тоже видимо не оскудела. И Саакашвили вернулся в Украину. Официальному Киеву его велели не трогать.

Таким образом истинная сущность «Третьего Майдана» формулируется двумя словами – Антикоррупционный суд. Ликвидация депутатской неприкосновенности – тоже будет способствовать усмирению неадекватных украинских парламентариев. А изменение избирательной системы – так, для блезира. Но может тоже пригодится.

И затея приносит плоды. Вопросы о депутатской неприкосновенности и системе выборов уже внесены в повестку дня Верховной Рады.  С  Антикоррупционным судом – пока заминка. Но процесс идет. Что в связи с этим предпримет президент, покажет время, которого мало.

Так что истинно народными интересами на «Третьем Майдане» даже не пахнет. Но эта акция расшатывает и без того качающуюся систему украинской государственности. Любая провокация или глупость могут вызвать бурю стихийного возмущения и вылиться в кровавый бунт, который сметет и хитроумных затейников, и многих невиноватых граждан страны.

*организация запрещена в РФ

Олег Ростовцев, Украина, специально для News Front