Международного права не существует. Вернее, его не может существовать в том понимании, которое складывается у гражданина суверенного государства, если этот гражданин не есть ученый-правовед, если он обычный гражданин, если он ответственный человек, если он знает, что существуют Законы, которые нельзя нарушать, и что за нарушение этих Законов государство, через свои карательные органы, наказывает тех, кто все-таки их нарушает.

В международном праве субъектами выступают государства признанные и непризнанные. Т.е. – суверенные образования, и те, кто на эту суверенность претендует. Внутри каждого государства (признанного и непризнанного) есть полиция, суд и пенитенциарная система. Т.е., если гражданин нарушит Закон, то государство, через полицию, расследует его деяния, через суд вынесет приговор, и пенитенциарная система приведет приговор в исполнение. У государства есть сила, которая многократно превосходит силу гражданина, и государство легитимно применяет её, так как граждане согласились между собой, что оно имеет на это право.

А что же происходит в отношениях между государствами? Что происходит в т.н. «правовых» отношениях между государствами, в смысле «международного права»? Кто здесь полицейский? Кто суд? Кто пенитенциарная система?

Их нет. И быть не может. А если так, то и Международного Права, в традиционном понимании Права, как писаного Закона, и как системы принуждения к выполнению этого самого писаного Закона, не существует. И не может существовать.

Так что же остается? Верно. Только лишь Право Силы. В современном международном праве все происходит так же, как в уличной банде, прав всегда тот, кто сильнее и решительнее. Но! Есть одно современное «Но»!

Современным Батыям, Чингисханам и Тохтамышам обязательно надо выглядеть «демократами», «светочами свободы» и «гуманистами». Именно для этого создана Организация Объединенных Наций.

В ООН, так же, как и в Верховной Раде Украины, да, пожалуй, так же, как и в любом другом парламенте мира, государств, независящих от воли других, более сильных государств, не существует. Соответственно, и голосование в ООН, по вопросам «международного права», происходит в соответствии с силой государств, от которых зависят другие, более слабые государства, члены ООН, изображающие из себя государства «независимые». И что же тогда? Тогда появляется единый мировой полицейский, который будет казнить и миловать по своей воле. Да при этом всём, во фраке и с бабочкой. Даже фильмы снимать будет про то, как он героически уничтожал тот или иной народ, и как при этом погиб его верный сын, и как на его родине плакала женщина и юный отпрыск. Миллионы убитых из того, другого народа, который уничтожали, не будут иметь совершенно никакого значения. Ни их женщины, ни их отпрыски, ни их старики. Значение будет иметь только фильм, снятый в Голливуде, и показанный во всех кинотеатрах мира. И название у него будет соответствующее: или «Патриот», или «День Независимости», или еще какая другая хрень.

Так что же? ООН – штука бесполезная? Почти что!

До тех пор, пока в этой самой ООН существует право «Вето», до тех пор, пока это право есть у России и Китая, остается хоть слабая надежда на то, что миру удастся избежать кровавой диктатуры большинства. Диктатуры одного большого и сильного государства.

Пока что сильного.

Василий Волга