В Киеве тон внешней политики в отношении Польши задает националист

Торжественная встреча немецкого генерал-губернатора Польши во Львове. 1 августа 1941

Во Львове найдены останки почти 200 погибших во время Второй Мировой войны солдат вермахта, их перезахоронят или отдадут родственникам, если найдутся таковые, сообщает украинский «Пятый канал». Работы финансируются из Германии. Останки удается идентифицировать по личным жетонам солдат. Раскопки закончатся весной 2018 года, после чего погибших немцев перезахоронят в селе Потелич Львовской области. Но при этом Институт национальной памяти Украины не разрешает Варшаве проводить эксгумацию на украинской территории и ставить памятники полякам, убитым во время Второй Мировой войны, в том числе жертвам Волынской резни.

Трудные вопросы польско-украинских отношений никак не уходят из повестки Варшавы и Киева. На днях стороны обменялись очередными ударами. Одна из польских радиостанций взяла интервью у бывшего президента Украины Виктора Ющенко. И хотя он давно уже не глава соседнего государства и говорил то, что говорилось украинскими политиками раньше — сравнивая Армию Крайову с Украинской повстанческой армией (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а маршала Юзефа Пилсудского со Степаном Бандерой — это вызвало острую реакцию официального блюстителя истории, Института национальной памяти Польши (IPN). «Воспринимаем последнее высказывание Ющенко как неблаговидное и, в первую очередь, несовместимое с исторической истиной», — говорится в заявлении института. Как подчеркнул директор IPN Ярослав Шарек, «с нашей стороны не будет никакого согласия, здесь нет никакой симметрии, ложный перенос».

Неудачей закончились и переговоры в Киеве между министром культуры Украины Евгением Нищуком и министром культуры и национального наследия Польши Петром Глинским. Стороны обсудили состояние выполнения межправительственного двустороннего Соглашения об охране памятных мест захоронений жертв войны и политических репрессий, подписанного в Варшаве 21 марта 1994 года. По данным польских изданий, украинцы потребовали восстановить памятник «бойцам» УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Хрущевице (Подкарпатское воеводство), которое как незаконно установленное было снесено шесть месяцев назад. Только после этого полякам разрешат заниматься поиском своих погибших соотечественников на Украине. Подобный «бартер» вызвал негодование в Польше. «Эта тема не должна быть предметом торгов», — заявил вице-президент IPN Кшиштоф Швагжик, который сопровождал Глинского.

Предполагалось, что визит польской делегации должен был улучшить отношения Украины и Польши перед поездкой польского президента Анджея Дуды в Киев. Однако, замечает варшавская газета Rzeczpospolita, «создается впечатление, что тон украинской внешней политики, по крайней мере в отношении Польши, задает Владимир Вятрович, глава Института национальной памяти Украины, националист, панегирист УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Издание подчеркивает, что Киев находится на этапе формирования своей национальной идентичности в оппозиции к «российскому агрессору», при этом «героизация УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) как раз восстанавливает Польшу против Украины. Можно лишь призвать Киев к тому, чтобы болезненный процесс формирования нового украинца не разрушал отношений с Варшавой… Мы сожалеем о том, что вопреки европейским ценностям своим национальным героем Украина избрала Степана Бандеру. Нашим интересам отвечает то, чтобы Украина не потеряла надежду, что когда-то, после укрепления своей независимости, окажется в Западном мире, а не снова под влиянием Москвы».

Не оказаться «под влиянием Москвы» Украина может в нескольких случаях. Во-первых, если ее примут в Евросоюз и НАТО, что очень и очень проблематично. Более того, Брюссель не хочет давать формальную надежду Киеву на то, что в ближайшее время Украина может стать ближе к ЕС, как бы в Варшаве не хотели обратного. НАТО тоже молчит. Во-вторых, и это происходит сейчас, взаимное отторжение связано с тем, что формирование украинской национальной идентичности неотъемлемо от процесса «героизации УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». При этом польские политики и публицисты много говорят о том, насколько неприемлемо последнее. Но что делается реально? Как говорит профессор Люблинского католического университета Влодзимеж Осадчий, год назад Сейм Польши по «необъяснимым причинам» заморозил принятие законопроекта о криминализации «бандеризма», идеологии украинских националистов. «Нет правовых норм, поэтому здесь украинская сторона правильно ведет себя, требуя отремонтировать памятники, которые на законодательном уровне не запрещены на территории Польши», — поясняет Осадчий.

Ситуация сложилась практически патовая. Польской экономике нужны украинские рабочие и больше в несколько раз, чем нынешний миллион гастарбайтеров, которые трудятся на территории Польши. В свою очередь польский Институт национальной памяти и министерство культуры не могут игнорировать действия коллег с украинской стороны. А польским дипломатам приходится учитывать такие противоречивые требования, согласовывать их. И проблема для МИД Польши в том, что делать это становится все труднее и труднее. По всем приметам, «украинский вопрос» становится для Варшавы «замороженным конфликтом». Это, конечно, еще не территориально-национальный конфликт с периодическим переходом в острую фазу, как в Донбассе или Нагорном Карабахе. Однако гуманитарное давление со стороны Украины постепенно стимулирует рост напряжения в Польше. И пар из котла стравливать не через что.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM