С приближением зимы увеличиваются закупки энергоресурсов, от импорта которых зависит энергобезопасность Европейского союза. Спецификой дискуссий, которые ведутся сейчас на эту тему, стала их ориентация на перспективу как с точки зрения объёмов закупаемого природного газа, так и в плане определения наиболее выгодных европейцам маршрутов его транспортировки. Наибольшую заинтересованность здесь проявляют страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), имеющие устойчивые традиции сотрудничества в сфере энергетики с Россией и стремящиеся укрепить свои позиции региональных распределительных газовых центров.

Особая активность заметна в Вене, где готовы покупать российский газ по крайней мере ещё следующие полвека. «Газ из России в Австрию надёжно поставляется на протяжении 50 лет. Мы будем готовиться к тому, чтобы этот газ поступал в эту страну следующие 50 лет, потому что у газа есть хорошие перспективы», – заявил в своём выступлении на заседании Австрийско-российского общества дружбы председатель правления австрийской нефтегазовой компании OMV Райнер Зеле. По его словам, австрийская сторона стремится к долгосрочным контрактам, а поставки из России всегда отличались надёжностью. При этом Австрия не отказывается от перспективных закупок сжиженного природного газа (СПГ) из США, но лишь при условии ценовой выгоды в сравнении с российским трубопроводным газом.

Позиция австрийского политического руководства и бизнес-кругов понятна. Российский газ не только обеспечивает потребности национальной экономики и коммунального сектора, но и наполняет мощности газораспределительного хаба в Баумгартене – одного из крупнейших в Европе. «Каждый второй кубометр, который мы сжигаем в Австрии, получая энергию, приходит из России, и каждый второй кубометр приходит через транзитные пункты – Украину, Словакию, Чехию в хаб «Баумгартен», – свидетельствует Райнер Зеле.

В 2017 году спрос австрийских потребителей на российский газ значительно превосходит прошлогодний. С 1 января по 15 октября текущего года «Газпром» экспортировал в Австрию 6,4 млрд кубометров газа, что на 48,3%, или на 2,1 млрд кубометров больше, чем за девять с половиной месяцев 2016 года. При этом уже 4 октября объём газа, поставленный «Газпромом» в Австрию с начала 2017 года, превысил аналогичный показатель за весь 2016 год.

Говоря о роли российского газа в обеспечении энергобезопасности Европы, высокопоставленный австрийский менеджер фактически обвинил в лицемерии те силы в Евросоюзе, которые пытаются сорвать проект сооружения газопровода «Северный поток — 2». Говоря о данном проекте, Райнер Зеле подчеркнул, что он «создает прямую связь между европейскими потребителями и российскими источниками; этот проект финансируется исключительно из частного бюджета, и ни один евро не был выделен из Брюсселя на его строительство». И характерно, что против данного проекта выступают те европейские страны, которые сами хотят получать российский газ,  подчеркнул Райнер Зеле.

Рост спроса в Европе на газ из России действительно приобрел устойчивый характер, особенно с учётом продолжающегося снижения европейской добычи. Как было отмечено на состоявшемся в конце сентября заседании Совета директоров ПАО «Газпром», в настоящее время компания «продолжает укреплять» позиции на рынке ЕС. В 2016 году «Газпром» экспортировал в страны дальнего зарубежья рекордные 179,3 млрд кубометров газа, а в текущем соответствующий показатель ожидается на уровне 190 млрд кубометров. «В этом году мы установим очередной рекорд поставок газа в дальнее зарубежье. Очевидно, что если этот тренд сохранится, то транспортных мощностей для удовлетворения спроса Европы в импортном газе даже в случае реализации «Северного потока — 2» и двух ниток «Турецкого потока» будет недостаточно», – говорит заместитель председателя правления ПАО «Газпром» Александр Медведев.

По свидетельству министра энергетики России Александра Новака, ПАО «Газпром» и Минэнерго Турции в настоящее время прорабатывают вопрос о подписании протокола о строительстве сухопутной части второй, транзитной нитки газопровода «Турецкий поток», и итоговый документ может быть согласован ещё до конца года.

Помимо Австрии особую заинтересованность в наращивании сотрудничества с Россией в энергетической сфере проявляет Венгрия. На состоявшемся в октябре заседании Международного форума по энергоэффективности и развитию энергетики «Российская энергетическая неделя» было отмечено, что венгерская сторона продолжает увеличивать импорт российского газа. За первые девять месяцев текущего года «Газпром» поставил в Венгрию 5,5 млрд кубометров газа, что на 26,9%, или на 1,2 млрд кубометров больше, чем в январе-сентябре 2016 года. С июля текущего года Москва и Будапешт реализуют «дорожную карту», подписанную председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером и министром иностранных дел Венгрии Петером Сийярто и предусматривающую углубление двустороннего взаимодействия по развитию газотранспортной системы Венгрии.

На этом фоне двусмысленной выглядит позиция балканских стран, которые пытаются тянуть время и даже вести в таких вопросах двойную игру. В первую очередь это касается Болгарии и Сербии. Заявляя о своей заинтересованности в развитии сотрудничества с Россией по энергетике, в Софии и Белграде одновременно оглядываются на Брюссель и надеются на закупки американского СПГ.

С Болгарией всё понятно. Сорвав под давлением Еврокомиссии реализацию проекта «Южный поток», болгарское правительство сейчас лихорадочно стремится найти возможность подключиться к инфраструктуре «Турецкого потока». Спешно побывавшая в Москве министр энергетики Болгарии Теменужка Петкова попыталась убедить Алексея Миллера в заинтересованности своей страны в поставках российского газа и его транзита через болгарскую территорию «в контексте реализации проекта «Турецкий поток». Однако история «Южного потока» уже подорвала международную репутацию Болгарии, и сейчас она не входит в число первоочередных транзитных бенефициаров «Турецкого потока».

Что же касается Сербии, то за последние годы эта страна явила несколько противоречивых и даже взаимоисключающих моделей взаимодействия с Россией в энергетической сфере – от заключения соглашений в целях спасения от банкротства компании Naftna Industrija Srbije и расширения газохранилища «Банатски двор» до инициирования расследования против ПАО «Газпром»; от подписания в 2013 году десятилетнего контракта на покупки российского газа для Сербии до попыток заменить российский газ поставками американского СПГ с ещё не построенного терминала в греческом Александруполисе.

Такая двусмысленная политика выглядит сомнительной и лицемерной даже в сравнении с Болгарией, которая является страной-членом ЕС и НАТО и формально может хотя бы ссылаться на дисциплину, которой подчиняются члены этих объединений. А у сербских властей нет даже этого оправдания. Но зато им придётся отвечать перед сербскими гражданами, не одобряющими подобные энергетические игры.

Петр Искендеров, ФСК