В отсутствие директора-распорядителя в киевском кафе-шантане совсем распоясался персонал.

Экс-президент Грузии и бывший губернатор Одесской области Михаил Саакашвили намерен продолжать акцию протеста у здания украинского парламента в Киеве как минимум до столетнего юбилея Великой Октябрьской Социалистической революции, то есть до 7 ноября 2017 года. По крайней мере, об этом он заявил в среду в ходе так называемого вече.

Вот такая загогулина

«Вчера я переехал жить сюда, в палатку. Мы все вместе изменим правила игры», — рассказал Михаил Николозович публике. И уточнил, что сборы активистов будут проходить каждый день — до того самого 7 ноября, когда в Верховной Раде начнется очередная сессионная неделя.

Правда, злые языки поговаривают, что все определится чуть раньше, когда в древний русский город Киев с проверкой приедет его настоящий нынешний хозяин — специальный представитель заокеанской цитадели демократии Курт Волкер. Он решил заскочить в столицу Украины перед третьим раундом переговоров с помощником президента Российской Федерации Владиславом Сурковым.

О чем будут разговаривать Сурков с Волкером, примерно понятно. Свою позицию по Украине лидеры России и США проясняли неоднократно: российский президент, в частности, — совсем недавно, на заседании Валдайского клуба. И задача спецпредставителей в данном случае предельно проста — попытаться найти хоть какие-то точки соприкосновения для практической реализации целей двух великих держав. Не более того.

Проблема в том, что это для Суркова Курт Волкер – равный по статусу чиновник, наделенный точно такими же полномочиями для решения узкоспециальной задачи. Для нынешней же киевской власти этих полномочий Волкера вполне достаточно, чтобы ждать его как хозяина Украины.

И здесь, внезапно, становится значимым, что Волкер — это чиновник, близкий к американскому сенатору Джону Маккейну. Который является не только «врагом России», но и автором знаменитой фразы «Сегодня мы все грузины». А также откровенным симпатизантом ночующего в палатке беглого грузина.

Как говаривал другой бывший президент, «вот такая загогулина получается».

В принципе, «батоно Мишико» есть, чего в этой палатке ждать. Как, собственно, и всей остальной слегка напрягшейся смешной украинской власти.

Которая прекрасно понимает, что массовые протесты у здания Верховной Рады, одним из организаторов которых стал Саакашвили, начались 17 октября отнюдь неспроста. И не просто так вместе с его движением «Рух новых сил» участие в акции приняли такие политические силы, как «Батькивщина», «5.10», «Свобода», «Национальный корпус» и запрещенная в РФ экстремистская организация «Правый сектор»1. И уж совсем не случайно к ним примкнули некоторые депутаты Рады от правящего «Блока Петра Порошенко».

В чем же тут дело?

Чего изволите?

Да дело тут простое. Неважно, по какой, пусть даже самой «светлой» идеологической причине ты передаешь свой суверенитет другому суверену. Важно то, что через какое-то время (в украинском случае — очень быстрое, они в этом смысле вообще ударники труда) ты перестаешь быть для нового суверена чем-то значимым: у любого уважающего себя хозяина есть масса других дел и куда более насущных забот.

И тогда управление твоими делами просто передают третьестепенному чиновнику.

Возможно, неглупому.

Возможно, идеологически близкому. И даже собирающемуся реально что-то делать, а не просто отбывать номер. Готовому даже, при определенных обстоятельствах, принимать самое деятельное участие в назначении местного гауляйтера.

Но при этом все равно, с точки зрения господской иерархии, — третьестепенному.

И не потому, что тебя кто-то хочет обидеть. Просто в делах метрополии вопросы колоний чисто технически не могут стоять ни на первом, ни даже на втором месте. Что бы у тебя ни происходило, какая бы кровь ни лилась, для метрополии все равно важнее, хватал ли Харви Вайнштейн за задницу Анджелину Джоли или только глядел вослед.

После чего, извините за грубость, тебя начинает иметь даже не барин и не его условный управляющий, а его условные кучер с садовником. У которых, кроме безусловного исполнения воли барина, есть еще и свой, вполне частный интерес.

Свой интерес был у Джо Байдена, свой – у Виктории Нуланд. И у Курта Волкера его тоже не может не быть.

И вот тогда твое государственное управление начинает стремительно деградировать в «чего изволите». С тем самым кафе-шантаном, когда на главной площади страны в палатке начинает жить и чего-то требовать малопонятный грузинский гастролер. А вполне понятный американский импресарио начинает реализовывать свой интерес, который, кстати, может легко идти вразрез с интересами самого кафе-шантана. Ибо ему потом торговаться с российским коллегой — и таки не за свой же счет. Но и «палаточный грузин» ему тоже не безразличен.

Если говорить совсем серьезно, то неслучайно именно суверенность, то есть право самому решать свою судьбу, считается одним из важнейших завоеваний народа, важнее любых его идеологических или имущественных достижений. В какой-то степени, суверенитет для народа — это «право первородства».

Первородство нельзя отдавать за чечевичную похлебку, говорит нам библейская мудрость. А раз уж отдали — то ничего не поделаешь. Теперь придется терпеть…

*организация запрещена на территории РФ.

Дмитрий Лекух, ФАН