С момента исторического визита короля Саудовской Аравии в Россию прошло несколько недель, и сейчас можно оценить, как отреагировал коллективный Запад на сближение Эр-Рияда с Москвой. Судя по информационной кампании в западных СМИ, Саудовскую Аравию решили «наказать долларом» через саботаж главного экономического и имиджевого проекта саудовского руководства — биржевого размещения саудовской нефтяной компании Saudi Aramco.

 

Если раньше предполагалось, что биржи Нью-Йорка и Лондона будут, фигурально выражаясь, грызть друг другу горло за право разместить у себя компанию с предполагаемой рыночной капитализацией в два триллиона (!) долларов, то сейчас активно обсуждается информация о том, что саудовская сторона будет вынуждена отложить международное размещение на неопределенный срок. По версии источников Financial Times, близкие отношения между нефтяной компанией и саудовскими властями вдруг стали проблемой для американских и британских регуляторов финансового рынка.

В рамках того же информационного вброса был запущен тезис о том, что теперь эксперты оценивают саудовскую нефтяную компанию всего в один триллион долларов, что радикально отличается от тех цифр, которые раньше фигурировали в западных СМИ. Откуда взялся дисконт в 50%, который появился несмотря на то, что цены на нефть выросли по сравнению с теми, которые были на рынке в момент объявления первоначальных планов о биржевом размещении? Причины могут быть разными, но нельзя исключать, что Саудовской Аравии намекают на то, что ее геополитическая многовекторность и поиск улучшения отношений с Москвой могут привести к неприятным последствиям.

Среди действий саудовской королевской семьи, которые могли вызвать раздражение на Западе, можно упомянуть привлечение России к «нефтяной сделке» с ОПЕК, так как это фактически сорвало вашингтонский план по удушению российской экономики.

Дополнительным раздражающим фактором может быть решение саудовской стороны приобрести российские комплексы ПВО С-400.

Американские эксперты называют продажу С-400 саудовской стороне «изменением правил игры на Ближнем Востоке» и призывают США «беспокоиться» по этому поводу, и есть подозрение, что беспокойство США как раз и выражается в экономическом и медийном давлении.

С-400 — это символ ухода Эр-Рияда из-под американского «военного зонтика» и наглядная демонстрация того, что Вашингтон потерял монополию на предоставление силовых «услуг по обеспечению стабильности» в Ближневосточном регионе. Логично, что американская сторона не могла оставить это символическое действие без последствий.

В российских СМИ часто фигурирует сравнение между нынешней капитализацией «Газпрома» и предполагаемой капитализацией Saudi Aramco, при этом эксперты часто сетуют на то, что у арабской компании капитализация будет в десятки раз выше из-за союзнических отношений по линии Вашингтон — Эр-Рияд. Практика показывает, что этой «премии за дружбу с США» завидовать явно не стоит, так как она может испариться в любой момент. Более того, саудовской стороне через вбросы в Financial Times намекают на то, что отмена размещения Saudi Aramco в Лондоне и Нью-Йорке будет означать «отказ от доступа к наиболее значительным ресурсам капитала в мире». Ничего не напоминает? Это очень похоже на угрозы финансовой и экономической изоляции, которые так часто раздаются в адрес России.

Саудовская Аравия сейчас в процессе важных экономических и социальных перемен. Амбициозная «Программа-2030» предполагает трансформацию саудовской экономики и отход от сырьевой модели развития, а то, что наследный принц Мухаммед бен Салман бен Абдул-Азиз Аль Сауд заявил о возвращении Саудовской Аравии к «умеренному исламу», воспринимается как заявка на серьезное переформатирование саудовского идеологического ландшафта и роли королевства в мире.

В этом контексте международный листинг Saudi Aramco нужен саудовским властям как по финансовым, так и по имиджевым причинам. Деньги иностранных инвесторов и демонстрация того, что Саудовская Аравия — это современная экономика, которой доверяют международные институциональные инвесторы, — важны в равной степени, и именно поэтому коллективный Запад пытается надавить на эту болевую точку. Пока получается плохо, и на официальном уровне со стороны Эр-Рияда делаются заявления о том, что все идет по плану, никто ничего отменять не намерен, а королевство продолжает искать оптимальную площадку для листинга главной компании страны.

Со стороны может показаться, что у США без особых сложностей получится принудить Саудовскую Аравию к сворачиванию сотрудничества с Россией. При желании Вашингтон может надавить еще на несколько болевых точек: например, затруднив размещение не только акций Saudi Aramco, но и саудовских облигаций, которые сейчас используются для финансирования бюджетного дефицита. На крайний случай есть даже вариант экспроприации многочисленных активов Эр-Рияда в США в рамках рассмотрения американскими судами исков, которые инициированы родственниками пострадавших в терактах 11 сентября. Также нельзя сбрасывать со счетов и вариант применения политической технологии «оранжевых революций» против Эр-Рияда, тем более что у США есть богатый и кровавый опыт «арабской весны». Однако стоит учитывать и то, что у Саудовской Аравии имеется способ нанести США серьезнейший экономический ущерб, который вызовет катастрофические долгосрочные последствия для американской финансовой системы в целом.

Саудовская Аравия может «убить» нефтедоллар, что приведет к серьезным проблемам США, для которых сохранение высокой доли доллара в международной торговле, и особенно в международной торговле энергоносителями, является жизненно необходимым. Китай близок к запуску сдвоенной биржевой системы, с помощью которой экспортеры черного золота смогут продавать нефть за юани (в Шанхае) и сразу же обменивать юани, которые имеют ограниченное хождение за рубежом, на золото в Гонконге. Схема «нефть — юань — золото» полностью освобождает нефтяных экспортеров от долларовой зависимости и при этом лишит США притока нефтедолларов, которые обычно вкладываются в американские государственные долговые обязательства. В американских СМИ подобный сценарий рассматривается как негативный и довольно реалистичный, но пока Блумберг и CNBC утешают читателей тем, что это произойдет нескоро.

Впрочем, у России есть способ приблизить этот момент и максимизировать ущерб американской финансовой системе. Для этого нужно ускоренными темпами развивать торговлю нефтью на российской площадке и за рубли на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже, где уже запущены фьючерсы на российскую нефть марки Urals. Сделка «Россия + ОПЕК» показала, что сотрудничество Москвы и Эр-Рияда может оказывать серьезное влияние на мировой энергетический рынок, а совместный и одновременный отход от долларовой торговли нефтью может произвести настоящую революцию в мировой финансовой системе. А в качестве страховки — на случай, если Вашингтон будет активно протестовать против такого развития событий, — Россия поставит в Саудовскую Аравию надежные и высокоточные комплексы С-400.

Иван Данилов, РИА