Наш президент Путин человек гуманный, но при этом, насколько мне позволяют судить мои скромные наблюдения, рациональные цели для него в приоритете. Пускай это и не всегда очевидно, как в случае с помилованием двух руководителей «Меджлиса», запрещенной у нас организации.

Во-первых, не стоит воспринимать крымско-татарский «Меджлис» как украинскую организацию. Официальный Киев имеет к ней крайне опосредованное отношение, но если смотреть глобально – влияние украинских властей на деятельность этой религиозно–политической, а если нужно – то и силовой структуры – равно нулю.

«Меджлис» создавался и существовал на турецкие деньги. Именно поэтому помилованные Ильми Умеров и Ахтем Чийгоз улетели не в Киев, а в Анкару. Порошенко лишь обозначился на гаризонте телефонными звонками с поздравлениями – вот и все политические дивиденды, которые Киев смог извлечь из этой ситуации.

Поскольку «Меджлис» – это не бизнес–центр, то контролировали его отнюдь не турецкие предприниматели. И задачи руководителям этой организации нарезали точно не в министерстве экономики.

Самые радикальные представители «Меджлиса»*, его молодое и боевое крыло, отчетливо засветились при попытке захвата Верховного Совета в Симферополе весной 2014-го, и можно смело утверждать, что организацию курировали турецкие силовики. Причем подготовку юные меджлисовцы получили на высшем уровне, не стоит недооценивать турецкие спецслужбы.

Чтобы окончательно усмирить бородачей с ваххабистскими наклонностями, дабы они не мешали процессу подготовки к историческому референдуму, пришлось попотеть нескольким спецподразделениям, направленным в Крым из Северного Кавказа.

Я был в Крыму в феврале 2014-го во время столкновений у Верховного Совета и видел, как у ребят из «Меджлиса» было все организовано, как они работали пятерками, как ребята в красных куртках этими пятерками командовали – все по методичке радикально-мусульманских переворотов в Ливии и Египте.

Мне даже удалось попасть на одно из секретных собраний крымско-татарского «Меджлиса» в закрытом анклаве на окраине Симферополя, где отрядам самообороны – так их называли сами меджлисовцы – раздавали боевые инструкции и доводили политинформацию о том, что турецко-натовские корабли уже выдвинулись к берегам Крыма.

Так что не стоит удивляться, что Ильми Умеров и Ахтем Чийгоз улетели в Турцию. Потому что это сделка не с Киевом, это сделка с Анкарой. Пусть кого-то покоробит от этой формулировки – но они агенты турецких спецслужб, а не СБУ.

Не слушайте тех, кто вопит, что мы прогнулись под Украину или пошли ей на встречу.

Во–первых, мы не под кого не прогибались. Практической пользы от содержания двух мужиков из «Меджлиса» в отечественной колонии строгого режима – реально никакой. Уверен, в ФСБ с ними уже долго и грамотно поработали и всю информацию, которая представляла интерес и которую меджлисовцы могли рассказать – они уже рассказали.

Теперь вопрос в том, зачем эти отработанные, в общем, агенты понадобились Анкаре, ведь от своих притязаний на Крым Эрдоган отказался. (После того, как Путин спас турецкого лидера от проамериканского путча, тот перед ним в пожизненном долгу).

Но это уже, его эрдогановское дело. В конце концов численность крымско-татарской общины в Турции колеблется до пяти миллионов человек – и на них тоже нужно как-то влиять. Распиаренные «политические» узники вполне себе потянут на роль национальных героев, с помощью которых можно привлечь симпатии нескольких миллионов избирателей.

Вопрос второй – чем отправка элитных меджлисовцев к их хозяевам, в Турцию, выгодна нам, России?

Для меня ответ очевиден – взамен мы получим своих агентов, находящихся в заточении где-нибудь на ближайшем к Анкаре Востоке. Я, конечно, имею в виду Сирию, где наши силовики развернули бурную и результативную деятельность не только в небе, но и на земле.

Ресурс, который мы задействуем в войне на Ближнем Востоке, крайне разнообразен и на львиную долю секретен. Пару фактов из того, что уже засветились в публичном пространстве – наши военные специалисты, которые помогают сирийским курдам в Африне, и наши «солдаты удачи», зачищающие от игиловцев нефтяные месторождения на границе с Ираком.

В работе этих наших, пускай и секретных военных тоже случаются внештатные ситуации. Кто-то гибнет, кто-то попадает в плен. А русские своих, как водится, не бросают. Там, где нельзя вытащить заложников с помощью спецназа, в ход идет хитрейшая военная дипломатия.

К ней можно относится по-разному, но факт остается фактом. Я лично знаю двоих русских парней, которые попали в плен к ан-Нусре (сирийская Аль–Каида) еще в период зачистки Алеппо, и их удалось вытащить благодаря посредничеству турецких спецслужб. Об этой операции не говорили в прессе – только потому что нусровцы не публиковали в интернете видео с этими русскими парнями.

Таких историй за кадром – десятки, и для современных войн они совершенно нормальны.

Выдача осужденных по уголовке меджлисовцев – яркий пример подобного рода военной дипломатии. Поверьте, никто не делает таких подарков просто так.

Только вот о турецкой части сделки, вы возможно, никогда не узнаете. Если только случайно не встретите в супермаркете одного из русских парней, которого месяц назад допрашивали игиловцы под Дейр-эз-Зором. Конечно, у турецких спецслужб с ИГИЛом* в последнее время отношения не очень, они все больше Идлибом и курдами заняты. Но на войне всякое случается…

*организация запрещена в РФ

Семен Пегов, ВЗГЛЯД