Пока официальный Киев с настроением, близким к экстазу, впадает в зависимость от своих западных покровителей — зависимость не только кредитно-финансовую, политическую, но и грубо прикладную, то есть ждёт поставок летального оружия из США, молодые и самопровозглашённые республики начинают активно вооружать себя сами.

Дефицит вооружения спустя три года непрекращающегося ни на день военного противостояния в Донбассе (мы знаем, что Минские соглашения нарушаются украинской стороной ежедневно) возникает абсолютно неизбежно. Причём у обеих сторон.

Если в начале конфликта у ВСУ различного рода снарядов, патронов, стрелкового оружия, бронетехники было что у дурака фантиков (от Советского Союза в наследство досталось), то после пары-тройки котлов (иловайского, дебальцевского), да в сумме с остервенением и интенсивностью, с которыми украинские артиллеристы обкладывают территории, подконтрольные сепарам, запасы ощутимо поиссякли.

Восполнить их самостоятельно официальный Киев то ли ленится, то ли не может физически — денег нет или специалистов, — вот и надеется на зарубежную помощь.

В Донецке же ситуация всегда была зеркально противоположной.

Я хорошо помню, как летом 2014-го у ополченцев (тогда ещё и армию ДНР не сформировали) любая мина или снаряд — пусть самые просроченные и захудалые — на вес золота ценились.

Прежде чем потратить доставшееся неведомо как сокровище, парни его запуск миллион раз согласовывали с высшими командирами, а потом ювелирно высчитывали координаты — чтобы не дай бог не потратить снаряд впустую. Запасы пополнялись за счёт трофеев, то есть добывались в бою — часто неравном и с большими потерями.

Стрелковое оружие добывалось таким же путём, боеприпасы к нему — аналогично. И если знаменитые котлы, откуда ВСУ бежали предпочтительно налегке, помогли ДНР хоть как-то вооружить свежесозданную армию, то вопрос об оснащении других служб — того же МВД — оставался открытым.

Поскольку парни в Донецке делают ставку прежде всего на крепкую собственную государственность, обеспечить полноценную работу правоохранительных органов — задача из приоритетных.

Роль МВД резко возросла, когда в республике начали наводить порядок, — не секрет, что революционное время привлекает не только героев и идеалистов, но и бандитов с авантюристами тоже. Тут-то и пришлось задуматься, чем достойно вооружить местных силовиков: трофейных ПМ на всех не напасёшься.

Если Киеву с советских времён достались уже готовые арсеналы, то Донецку, как промышленному центру не только Украины, но и всего советского причерноморского юга, перешли в наследство заводы, которые в том числе были заточены и на оборонку.

Захарченко — мужик, в общем, из рабоче-военной семьи, то есть в курсе боевых потенциалов своей родины — приказал в срочном порядке реанимировать эту отрасль. Донбасские технократы, долго не думая, замахнулись на разработку собственного пистолета — с этим видом вооружения как раз и обстоял наиболее острый дефицит.

Поначалу за основу взяли старый добрый ТТ, систему Браунинга поместили в корпус, сравнимый по габаритам с другой офицерской легендой — автоматическим пистолетом Стечкина. Получилось креативно.

Вдобавок донбасские умельцы ввернули эксклюзивную функцию смены стволов. Новую «пушку» назвали «Оплотом» — в честь подразделения, которым Захарченко командовал до того, как стать главой ДНР.

Учитывая фронтовые особенности и военную обстановку, когда под рукой может оказаться абсолютно любой патрон, один ствол предназначается для тэтэшного 7,62, второй — для трофейных, люгеровских калибра 9,19. Чуть позже — уже после официальной презентации «Оплота» — разработчики выпустили к нему ещё и третий ствол под самый ходовой пээмовский патрон.

Ну а к досаде злопыхателей, которые разразились комментариями по поводу того, что в ДНР ничего нового не изобрели, а просто украли схему ТТ, гордые донбасские оружейники в процессе доработки первых моделей с учётом рекомендаций после пристрелки (на пристрелку, к слову, первые «Оплоты» раздали высшим руководителям республики, ведь они все с боевым опытом: Захарченко, вице-премьер Тимофеев, глава МВД Дикий, министр обороны Кононов) от механизма Браунинга отказались полностью и создали собственный.

Чертежи к публикации пока что не дают, но, думаю, рано или поздно дойдёт и до этого. «Оплотом» уже заинтересовались зарубежные заказчики, готовые покупать оружие в ДНР, несмотря на международный статус самопровозглашённого государства. В перспективе эта отрасль может приносить в казну существенную прибыль.

По моей информации, если на начальном этапе стоимость одного «Оплота» была эквивалентна $500, то уже сейчас, когда налаживается серийное производство, она снижена практически до 100 баксов. Согласитесь, рабочий полицейский пистолет всего за 100 баксов, да ещё с тремя стволами — есть чему позавидовать не только Киеву, но и соседям-россиянам.

После успешного опыта с «Оплотом» донбасские технократы пошли дальше. Буквально на днях появилась новость об антиснайперской винтовке «Дончанка», которую начал выпускать ВПК ДНР. Калибр 12,7, фронтовые испытания уже прошла.

Экстренное производство «Дончанки» тоже было вызвано прикладной необходимостью: противнику западные покровители уже подогнали внушительное количество статусных «барретов», конкурировать с которыми классическая СВД ну никак не может. «Барреты» достались как раз остервенелым парням из тербатов, которые, в отличие от ВСУ, даже не пытались соблюдать хоть какое-то перемирие.

На той же «промке» (так в Донецке называют зону боевых действий в районе Авдеевской промзоны) националисты из тербатов «Киев-1» и «Киев-2» изрядно попортили кровь этими самыми модными «барретами» подразделениям армии ДНР и Республиканской гвардии, которые держат оборону на тех рубежах.

Нужно было срочно принимать контрмеры — крупнокалиберная «Дончанка», собственно, контрмера и есть. Испытатели этой антиснайперской винтовки уже в процессе пристрелки только за последний месяц нащёлкали девять снайперов с той стороны, вооружённых «барретами». Статистика по меркам донбасской войны впечатляющая.

Из своих источников я также знаю, что в настоящее время донецкий ВПК готовится к запуску серийного производства миномётов 60-го калибра, также проходят испытания собственного пистолета-пулемёта, который должен составить конкуренцию израильским «Узи».

Конечно, сложно спорить с тем, что ВСУ и соседствующие с ними националистические тербаты по количеству вооружений по-прежнему в разы превосходят донбасских сепаров.

Однако совершенно ясно и другое: в случае если Запад откажет Украине в военной и финансовой поддержке (а такое может случиться в любой момент) — самостоятельно вести полномасштабные боевые действия киевские власти не смогут. Под вопросом останутся в том числе и их оборонительные возможности, а значит, и суверенитет.

В этом смысле молодые республики уже сейчас выглядят куда более независимыми, чем их жовто-блакитный сосед.

Семен Пегов, RT