Так называемый Михомайдан, как бы его ни высмеивали и независимо от того, какой акция протеста будет иметь результат, уже стал неотъемлемой частью политической реальности Украины. Кроме того, именно когда стартовал «Михомайдан», началось обострение ситуации на линии соприкосновения ВСУ и ополченцев Донбасса. И это вовсе не случайность.

Но что из себя представляет «Михомайдан»? Может ли эта акция протеста перерасти в настоящий «майдан», какие были на Украине раньше? Чтобы понять суть этого политического явления, нужно обратить внимание на требования, выдвинутые организаторами митингов (они априори не могли «поднять» много людей на протесты против власти). Одно из требований, например, — это отмена мажоритарной избирательной системы при выборах в парламент Украины. Но ведь реальность заключается в том, что обыватель из Киева, Павлограда или Львова просто не понимает разницы между «мажоритаркой» и выборами по партийным спискам, не понимает, чем одна система хуже или лучше другой. Откровенно говоря, обычному человеку плевать, по каким правилам будут проходить выборы, лишь бы депутаты защищали интересы своих избирателей.

Или требование «Михомайдана» создать антикоррупционные суды… Это для рядового гражданина вообще непонятная категория. Студентам-юристам по специализированным судам читают целые курсы, чтобы они поняли, в чем суть этих институтов.

В целом людям понятно только одно требование — снятие депутатской неприкосновенности, но сомнительно, что ради достижения этой цели многие граждане Украины согласятся выйти на улицу. Вот если бы были выдвинуты лозунги о снижении тарифов за коммуналку или об отмене медицинской реформы, которая делает медицинскую помощь платной, тогда другое дело. Требования должны быть близки людям, необходимо четкое понимание, за что, собственно, бороться. Без этого не собрать массовых акций протеста.

Но почему Саакашвили и другие лидеры нового «майдана» не выдвинули близкие людям социальные лозунги? Тем более, что медицинскую реформу парламент принял уже во время протестных акций, — казалось, сам Бог велел Михо и его сторонникам воспользоваться ситуацией.

Почему митингующие не потребовали новых выборов парламента и президента? Откровенно говоря, всё это напоминает «мышиную возню».

Создается такое впечатление, что Саакашвили боится перейти некую черту, пройти «точку невозврата» в отношениях с Порошенко.

На данный момент он выдвигает «майданному» президенту те требования, которые тот в состоянии выполнить, не трогая болезненные для «майданной» власти социальные вопросы.

В экспертно-журналистской среде Украины существует версия, что за протестами стоит сам Порошенко, который просто решил дать недовольным возможность «выпустить пар». Однако эта теория кажется маловероятной.

Во-первых, Порошенко слишком труслив, чтобы играть в подобные игры.

«Майдан» — это такое явление, которое можно организовать, но нет никаких гарантий, что после удастся контролировать эту стихию.

Как известно, кто посеет ветер — тот пожнет бурю.

Во-вторых, если бы Порошенко и Саакашвили были в одной команде, то всё шло бы по другому сценарию, было бы отлаженно и гармонично. Михо где-то бы «надавил», Петр Алексеевич «уступил», и оба сохранили лицо.

Поэтому более вероятной выглядит версия, что за акциями протеста стоит администрация президента США Трампа. В пользу этой версии говорят следующие моменты: основными организаторами нового «майдана» являются Саакашвили и еврооптимисты, такие как Мустафа Найем и Сергей Лещенко, которые считаются на Украине проводниками политики США. В случае создания антикоррупционных судов и ликвидации депутатской неприкосновенности главным выгодоприобретателем будет Вашингтон.

Почему?

Всё очень просто. Антикоррупционные суды увенчают собой так называемую антикоррупционную ветвь власти. На Украине уже есть Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ), есть антикоррупционная прокуратура, а если будет еще и специальный суд, то комплект станет полным. НАБУ будет арестовывать, прокуратура поддерживать обвинение, а суд «сажать». Но главный нюанс в том, что эта «антикоррупционная ветвь власти» полностью под контролем американцев.

Пока дела коррупционеров рассматриваются в судах общей юрисдикции, Порошенко может держать судебные процессы под своим контролем, что будет невозможным в случае появления антикоррупционных судов, которые будут подчиняться Вашингтону.

А если с депутатов еще снимут неприкосновенность, то Трамп вообще сможет посадить в тюрьму любого неугодного политика в Украине, ведь у всех у них руки по локоть и выше «запачканы» взятками, все они имеют отношение к коррупционным схемам.

Таким образом, держа украинских чиновников «за горло», США смогут полностью контролировать политические процессы на Украине. Недаром в Киев срочно вылетел спецпредставитель Госдепартамента США по вопросам Украины Курт Волкер, чтобы обсудить внутреннюю ситуацию в государстве.

Но каково будущее «Михомайдана»?

Думается, это будет зависеть от переговоров Волкера с Порошенко. Если «майданный» президент согласится выполнить требования США и антикоррупционные суды станут реальностью, то акции протеста тихо сойдут на нет. А вот если согласия добиться не выйдет, то, скорее всего, «майдан» получит новый импульс и протесты станут масштабней.

Масштабные акции протеста — это такое явление, которое на определенном этапе может начать «жить» независимо от своих организаторов. Поэтому не факт, что американцы всё время смогут контролировать «Михомайдан»: уж очень разные силы принимают в нём участие.

Кроме того, на руках у жителей Украины сейчас много оружия. Особенно его много у радикалов. Поэтому хватит одной искры, чтобы «майдан» превратился в реальную войну в центре Киева.

Как только начался «Михомайдан», тут же произошло обострение на фронте Донбасса. Конечно, полной тишины на линии соприкосновения никогда не бывает, однако после начала акций протестов ВСУ стали чаще использовать тяжелую артиллерию и танки.

Это защитная реакция режима Порошенко. Война — тот козырь, благодаря которому «майданная» власть до сих пор держится «у руля» Украины.

Во-первых, на вооруженный конфликт списывают все провалы в социально-экономической политике государства. Любимый тезис сторонников Порошенко звучит так: если бы не война, мы бы уже жили как в странах Европы, боевые действия съедают наши ресурсы.

Во-вторых, на фронт удалось отправить многих радикалов, присутствие которых в Киеве представляло бы опасность для Порошенко. Видимо, у «майданного» режима есть надежда, что в случае, если конфликт обострится, националисты, которые сейчас сидят в палатках возле здания Верховной рады, захотят вернуться в Донбасс.

В-третьих, есть возможность пугать США, что война может набрать обороты, как в 2014 году, и единственный способ этого не допустить — поддерживать существующий режим, а не «раскачивать лодку», требуя создания антикоррупционных судов.

И самое главное, пропорошенковские блогеры и журналисты не могут обвинить Саакашвили в том, что он агент Кремля: в это даже на Украине не поверят. Однако они заявляют, что своим «майданом» Михо играет на руку России и Донбассу. В качестве аргумента приводится то самое обострение на фронте. Якобы враг, пользуясь внутренними проблемами Украины, наносит удары по позициям ВСУ, а Саакашвили, дестабилизируя ситуацию в Киеве, может, и невольно, но помогает врагу.

Прежде всего, для этого Петру Алексеевичу и нужна эскалация на линии разграничения, чтобы максимально дискредитировать оппонента и его акцию протеста.

Собственно говоря, для Порошенко уже стало нормой добиваться своих целей, устраивая для этого обострение на фронте. Так, зимой 2017 года, когда он хотел поговорить по телефону с Дональдом Трампом, а американский президент отказывался от беседы, как по волшебству начались сильные бои в районе Авдеевки (населенный пункт под контролем Украины — прим. RuBaltic.Ru). Город остался без света и воды, украинское правительство на весь мир вопило о катастрофической ситуации. Трамп провел телефонный разговор с «майданным» президентом.

Бои под Авдеевкой сразу стали менее интенсивными, а об Авдеевке и ее жителях, которые нуждались в помощи, в Киеве быстро забыли.

Ситуация на линии соприкосновения, таким образом, будет зависеть от того, как будут развиваться события в Киеве.

Если «Михомайдан» прекратит свое существование, то и на фронте станет относительно тихо, но если «майдан» начнет набирать обороты, то и эскалации боевых действий в Донбассе не избежать.

Потому как война — это главный и последний козырь в политической колоде Порошенко.

Сергей Миркин, RuBaltic.Ru